scholar_vit: (Default)

[personal profile] ksyuhin_i_ya приводит любопытное высказывание некоего Dmitry Bondar:

[personal profile] ksyuhin_i_ya справедливо замечает, что этот самый Дмитрий Бондарь не просто не любит ЛГБТ. Он еще много кого не любит, включая детей-сирот, которых "здорОво" убить — просто говорить о нелюбви к ЛГБТ безопаснее. Но, как мне кажется, тут есть и еще один слой.

Верно, что есть животные, у которых самец проводит инфантицид чужих детей именно потому, что они чужие. Наши родственники шимпанзе это иногда делают. С другой стороны, другие наши родственники, бонобо, этого, похоже, не делают никогда. Несколько лет назад я прочел интересное исследование, какие именно виды млекопитающих практикуют инфантицид:

@article {Lukas841,
	author = {Lukas, Dieter and Huchard, Elise},
title = {The evolution of infanticide by males in
         mammalian societies},
	volume = {346},
	number = {6211},
	pages = {841--844},
	year = {2014},
	doi = {10.1126/science.1257226},
        publisher = {American Association for the
                     Advancement of Science},
	issn = {0036-8075},
	URL = 
            {http://science.sciencemag.org/content/346/6211/841},
        eprint =
          {http://science.sciencemag.org/content/346/6211/841.full.pdf},
	journal = {Science}
}

Авторы утверждают, что инфантицид связан с вополне определенным типом "общественного устройства": небольшие группы с одним-двумя доминирующими самцами и подчиненными самками и детенышами. В такой группе новому доминирующему самцу выгодно с эволюционной точки зрения убить младенцев: они не его дети. Интересно, что такое устройство имеет целый ряд черт, известных и у людей. А именно, ксенофобия (младенцев, напомним, убивают потому, что они чужие), патриархальность (самец доминирует), мизогиния (самки занимают подчиненное положение). Часто это сопровождается ограничением на секс для самок и молодых самцов — собственно, для всех, кроме доминирующего самца. В общем, "нормально и здорОво" с точки зрения сторонников патриархального общества.

Интересная деталь: у млекопитающих, которые живут иначе, и у которых самки имеют больше свободы, у самцов развивается другая эволюционная стратегия: как можно больше заниматься сексом, чтобы увеличить вероятность оставить потомство. Так сказать, make love, not domestic abuse. Авторы отмечают, что у таких видов размеры тестикул самцов больше, чем у родственных видов, которые полагаются на патриархальные обычаи.

Среди наших предков есть разные виды, с разными эволюционными стратегиями. Поэтому выбор, что для нас "нормально и здорОво", не "зашит в нас": он за нами. Но что интересно, как правило, этот выбор делается, так сказать, "пакетно". То есть если человек выбирает ксенофобию, то он почему-то берет в наборе весь комплекс: и мизогинию, и патриархальность, и сексуальный контроль. И даже инфантицид: спросите американского ультраправого, что делать с детьми беженцев-мусульман, которым грозит смерть. Мне было бы очень любопытно узнать, верно ли, что у него (если он мужчина) и размер тестикул соответствует наблюдениям Лукаса и Хушар. Но боюсь, что ни один IRB не даст разрешения на исследование этого вопроса.

scholar_vit: (Default)
Вынес из комментариев отсюда: http://lm644.dreamwidth.org/71906.html

Так получилось, что мне довелось работать с очень сильными и умными женщинами: коллегами, начальницами, соавторшами и т.д. Я многому у них научился. Так что все эти разговоры о неспособности женщин заниматься наукой и технологией лично мне довольно смешны. Те женщины, с которыми работал я, были покруче коллег-мужчин.

С другой стороны, именно тот факт, что окружавшие меня женщины были очень круты, доказывает существование "стеклянного потолка": очевидно, женщине нужно быть сильнее мужчин вокруг, чтобы ее воспринимали всерьез. Это похоже на уровень еврейских абитуриентов в хорошие университеты в СССР: он был высоким, в частности, потому, что у посредственного еврейского абитуриента шансов не было, о чем прекрасно знали сами абитуриенты.
scholar_vit: (Default)

Наличие в кармане доступа к Гуглу, Википедии и прочим составляющим того, что в советской фантастике называлось "Большим Всепланетным Информаторием", изменило наше отношение к чистому знанию. Никого теперь не удивишь неожиданным описанием подробностей свадебных обычаев тробриандцев или истории использования сурьмы.

Тем более интересны истории о знатокох прошлого: людей, которые без всякого Информатория знали массу вещей в самых разных областях.

Одну такую историю я прочитал в некрологе умершего вчера в возрасте 95 лет Кена Эрроу, нобелевского лауреата и одного из величайших экономистов прошлого столетия. Ее рассказал коллега Эрроу (и тоже нобелевский лауреат) Эрик Маскин.

В Стэнфорде считалось, что Эрроу знает все обо всем. В какой-то момент младшие коллеги решили над ним подшутить. По уговору они заранее прочли статьи о размножении и миграции серых китов и в присутствии Эрроу стали громко обсуждать теорию биолога Тернера о том, как киты находят из года в год место встречи. Эрроу молчал, и коллеги обрадовались, что нашли область, в которой Кен не разбирается.

Когда они уже стали расходиться, Эрроу пробурчал себе под нос: "Но мне казалось, что Спенсер полностью опроверг теорию Тернера, доказав, что предложенный механизм не может работать".

scholar_vit: (knot)

P. Z. Myers обсуждает интересную статью о цветоразличении у головоногих (Stubbs AL, Stubbs CW (2016) Spectral discrimination in color blind animals via chromatic aberration and pupil shape. Proc Natl Acad Sci U S A. 2016 Jul 5. pii: 201524578). Все знают, как различает цвета наш глаз: в сетчатке есть три вида колбочек, чувствительных к синему, зеленому и красному цвету, и, измеряя их возбуждение, мозг определяет цвет в RGB-координатах. У головоногих есть только один вид фоторецепторов, поэтому считалось, что они видят мир в черно-белом варианте.

Оказалось, что головоногие цвета различают, но совсем не так, как мы! Они используют дисперсию — зависимость показателя преломления от длины волны. Дисперсия вызывает хроматическую аберрацию в дешевых оптических приборах: изображение в них расщепляется на цветные двойники (в дорогих приборах применяются хитрые способы компенсации). Именно из-за хроматической аберрации театрального бинокля поручик Лукаш у Гашека не смог полюбоваться артистками в Кираль-Хиде, так как "вместо бедер он видел лишь какие-то движущиеся фиолетовые пятна".

Головоногие же, похоже, используют дисперсию для цветоразличения: меняя фокусировку зрачка, они поочередно фокусируют разные компоненты спектра на сетчатке, а затем мозг извлекает информацию о цвете.

Это, пишет Myers, объясняет особенность строения их глаза: если наш глаз, как и искусственные оптические приборы, стремится снизить хроматическую аберрацию, то их глаз, наоборот, стремится ее увеличить.

Очень красивая идея. Интересно, кто-то уже запатентовал оптический прибор, действующий по принципу глаза осьминога?

scholar_vit: (knot)
Via [livejournal.com profile] thrasymedes прочел любопытное интервью академика Арнольда Тулохонова.

Две цитаты.

[1.] Сегодня в результате объединения трех академий появились академики, которые не имеют публикаций.

— Вообще не имеют научных публикаций?

— Да. В первую очередь речь идет о Российской академии сельхознаук.


[2.] В отличие от недавнего прошлого, у нас уже нет Гулага, нет комсомола, патриотизм остался только в лозунгах. Сегодня, когда у нас западные санкции, когда против нас опять ополчились наши оппоненты, только Академия наук, только наука может показать пути выхода из этих кризисных ситуаций. Я думаю, что настал именно тот момент, когда надо дать ученым государственный заказ, сказать, что делать дальше. А вместо этого мы решаем противоположную задачу.

Акад. Тулохонов подзабыл, что во времена "Гулага, комсомола и патриотизма" в АН был ряд членов, не имевших открытых публикаций. И далеко не каждого из них звали Сергей Королев. Впрочем, и кое-кто из тех, у кого публикации были... особенно по отделению философии и права... ну да ладно.

На самом деле интервью крайне интересное. Например, если я правильно понял, две главные проблемы Академии — это свободный выезд молодежи за границу и слишком высокая зарплата в академических институтах.

Весьма душеполезное чтение.
scholar_vit: (knot)
На семинаре видел роботов, управляемых выращенным в чашке Петри экстрактом крысиных мозгов.
scholar_vit: (knot)

Vox напомнил, что сегодня исполняется 134 года со дня рождения Эмми Нетер. Она из тех людей, чье само существование заставляет гордиться человеческим родом.

scholar_vit: (knot)

Что-то народ комментирует автомобильную запись. Ладно, если вам так интересно — вот еще одна.

Мы с женой живем в пригороде Вашингтона и работаем в нескольких милях от дома. Поэтому избавлены от ежедневных стояний в пробках по дороге на работу и с работы — обычное наказание для тех, кто живет в пригородах, а работает в городе. По последним данным наш город вышел на второе место в США и третье место в мире по пробкам после Лондона и Лос-Анджелеса. Несколько помогает метро. Устроено оно так: редкие станции с большими парковками в пригородах и густо натыканные станции в центре. Обычно работающие в городе люди покупают проездной вместе с абонементом на парковку. По утрам они на своей машине приезжают на станцию, оставляют там машину и едут на метро на работу. По вечерам они возвращаются на свою станцию и забирают машину.

Так вот, после небольшого пожара руководство метрополитена решило закрыть метро на один день и обследовать все силовые кабеля. Судя по всему, предварительная проверка показала совсем плохое состояние, и никто не взял на себя ответственность дотянуть до выходных: во вторник в середине дня было объявлено, что в среду поезда ходить не будут. Вообще. По маршрутам метро пустили автобусы, но предупредили, что их мало и рассчитывать на них не следует. Жителям предложили подготовиться к серьезной проблеме. Учреждениям и предприятиям рекомендовали разрешить удаленную работу.

Я узнал об этом из СМС-ки из университета, и мне стало нехорошо. Дело в том, что обычно мы в город не ездим. Но как раз в среду жена собралась в танцевальную студию в Мэриленде, а я — в театр в Вашингтоне. И хотя большая часть маршрутов была "против течения": мы ехали в город, когда все ехали из города, все-таки большие куски были по кольцевой, где и в нормальные дни пробки обычны. Но что делать?

Примерно через полчаса после выезда жена позвонила: "Ты знаешь, у меня такое впечатление, что те, кто обычно ездили на метро, остались дома. А те, кто ездили на машине, решили не рисковать, и тоже остались дома". У меня сложилось такое же впечатление. Нельзя сказать, что дороги были пустынны, но на них было ощутимо меньше машин, чем в это же время в обычный день.

Так вот, к вопросу о научном методе. А ведь эмпирическое исследование пассажиропотоков показало бы вред метро для трафика: отключение метро привело к уменьшению пробок.

scholar_vit: (knot)

В США федеральная Конституция запрещает "establishment of religion" (это одна из частей Первой поправки). Федеральные суды считают, что креационизм — это не наука, а религия. Поэтому преподавать его в школах, которые содержатся на деньги налогоплательщиков иначе, чем в курсе религиоведения или истории, нельзя.

Содержание школьного образования в США — это дело штатов и школьных округов. Поэтому если в штате побеждают правые, то они иногда пытаются законом вставить креационизм в школьную программу по биологии. Федеральные судьи время от времени признают такие попытки антиконституционными и отменяют закон. Тогда правые — в этом штате или соседнем — принимают новый закон, заменяя фразы, вызвавшие гнев судьи, новыми. Именно так библейский креационизм сменился "креационистской наукой", а та — разумным замыслом.

В свежем выпуске журнала Science напечатана статья, где автор описывает этот переход квазибиологической моделью, в которой текст законопроектов эволюционирует, реагируя на внешнее воздействие:

@article {Matzke28,
        author = {Matzke, Nicholas J.},
        title = {The evolution of antievolution policies after
                 {K}itzmiller versus {D}over},
        volume = {351},
        number = {6268},
        pages = {28--30},
        year = {2015},
        doi = {10.1126/science.aad4057},
        publisher = {American Association for the Advancement of Science},
        issn = {0036-8075},
        URL = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28},
        eprint = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28.full.pdf},
        journal = {Science}
}

Автор применяет филогенетические методы к текстам законопроектов, показывая, что авторы "списывали" друг у друга, видоизменяя фразы в зависимости от решений суда. Таким образом ему удается построить дерево креационистских законов:

Read more... )

Использование филогенетических деревьев для анализа текстов — штука не новая. Но обычно делается анализ нескольких близких манускриптов; тут же десятки разнообразных законов.

Заметка, конечно, очень интересная. Но вот что замечательно. Никто не будет утверждать, что креационистские законопроекты — продукты случайных мутаций и естественного отбора. Это, очевидно, самый что ни на есть разумный замысел (intelligent design). Ну да, можно поглумиться над степенью разумности авторов, но она все-таки повыше, чем у случайных мутаций. Таким образом какой-нибудь креационист может попробовать использовать эту заметку в качестве демонстрации того, как разумный замысел может привести к филогенетическим деревьям

Надо сказать, правда, что Творец, следующий из такой модели, не похож на монотеистического всеведущего Бога. Это бог ошибающийся, экспериментирующий и пробующий разные варианты. Не уверен, что нашему воображаемому креационисту он понравится.

scholar_vit: (knot)

В недавнем выпуске London Review of Books напечатана интересная рецензия Стивена Шейпина на книгу Майкла Гордина "Научный Вавилон: Язык науки от падения латыни до доминирования английского" [Steven Shapin, Confusion of Tongues (Scientific Babel: The Language of Science from the Fall of Latin to the Rise of English by Michael Gordin Profile, 432 pp, £25.00, March, ISBN 9781781251140). LYRB, v. 37, no. 3, 23–26, 2015].

Мы привыкли к тому, что "все написано по-английски". Несколько лет назад бывший президент Гарварда Лари Саммерс со свойственной ему непосредственностью заявил, что студентам незачем вкладываться в изучение иностранных языков, так как английский уже стал "глобальным языком", а что осталось перевести, переведут компьютеры. На научных конференциях практически исчезла непременная деталь прошлых лет: наушники для синхронного перевода. Однако это относительно недавнее явление. Вплоть до первой мировой войны было ясно, что наука будущего будет говорить на французком или немецком языке, но никак не на английском. В 1880-х годах 35% процентов научной литературы печаталась на английском, в 1960-х — 50%, в 1980-х — 75%, а в 1996 году — 91%.

Причин доминирования именно английского, а не, скажем, немецкого или французского, языка несколько: тут и два бойкота немецких журналов из-за двух мировых войн, и экономическая мощь США, и массовая эмиграция европейских научных работников-евреев в Америку при Гитлере, и детали плана Маршалла, который заботился не только о развитии европейской науки, но и о ее ориентировании на Америку.

Интересным для меня был факт, что помимо этих факторов большую роль в скачке, по мнению автора книги и рецензента, сыграла советская наука.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

У Брэда ДеЛонга интересное наблюдение из комментариев о том, как много людей в статистике перешли на R. По ссылке оттуда любопытная дискуссия о том, почему R оказалась такой успешной, вместе с лекцией Джона Кука (см. видео ниже). Замечательная цитата Бо Каугилла: "Основное достоинство R - она написана статистиками. Основной недостаток R - она написана статистиками".

Про себя могу сказать, что я в последнее время тоже перешел на R. Если пару лет назад я на работе чаще всего писал файлы с расширением .tex, то теперь это, безусловно, .rnw (для непосвященных: это не значит, что я меньше времени провожу в TeXе: .rnw - это TeXовский файл со вставками на R; его пропускают вначале через R, которая проводит вычисления и рисует картинки, а потом через TeX, который верстает отчет).

Одно из последствий успеха R - широкое распространение относительно экзотических методов статистики. Раньше для того, чтобы напустить на данные нейронную сеть, нужно было потратить кучу времени. Теперь написал две строчки на R - и готово. Это, конечно, очень удобно. С другой стороны, это снижение порога входа неизбежно приводит к параллельному снижению уровня. Аналогичный процесс произошел с дискуссиями в Интернете. Когда-то, чтобы что-то поместить в сети, нужно было более или менее разбираться в том, как работает компьютер, модем, коммуникационные программы и т.д. Сейчас все это от пользователя уже не требуется: сравните интерфейс rn и фейсбука. Что привело к демократизации системы - но и к известному изменению среды. Утрачен элитный статус - со всеми его плюсами и минусами.

Впрочем, когда-то и читать умели далеко не все...

Read more... )
scholar_vit: (knot)

В комментариях к предыдущей записи [livejournal.com profile] cheeha напомнила классическую задачку Монти Холла. Я хочу показать, что байесовское решение не только проще классического, но и позволяет увидеть неявное допущение в последнем.

Итак, перед нами три двери. За одной приз, две другие пусты. Вы выбираете дверь A, ведущий, который знает, где приз, показывает, что за дверью B пусто. Следует ли настаивать на A или открыть C?

Пусть A, B, C - события, которые состоят в том, что приз находится за соответствующей дверью. Пусть OB - событие, которое состоит в том, что ведущий открыл дверь B после того, как игрок выбрал дверь A. Найдем P(C|OB) (вычислить P(A|OB) можно аналогично и предоставляется читателю в качестве упражнения).

По теореме Байеса P(C|OB) = P(OB|C)P(C)/P(OB). A priori P(C)=1/3. Если приз лежит за дверью C, то ведущий обязательно выберет дверь B, поэтому P(OB|C)=1. А как вычислить P(OB)?

Очевидно, что P(OB) = P(OB|A)P(A) + P(OB|B)P(B) + P(OB|C)P(C). В этой сумме второй член равен нулю, а третий 1/3. Как быть с первым? Иначе говоря, что делает ведущий, если обе оставшиеся двери пусты?

Если ведущий подбрасывает монетку, выбирая одну из двух пустых дверей, то P(OB|A)=1/2. Тогда теорема Байеса дает P(C|OB)=2/3. Это и есть ответ, который обычно приводят.

Но что, если мы знаем, что ведущий очень ленив и стоит у двери C? Иначе говоря, мы знаем, что он всегда открывает ее, если только за ней нет приза. Это значит, что P(OB|A)=0, и P(C|OB)=1. Что понятно: если ведущий преодолел лень и пошел открывать дверь B, значит, за дверью C точно лежит приз. Аналогично если ведущий очень ленив и стоит у двери B, то P(C|OB)=1/2. Тут поучительно рассмотреть, как в этом случае меняется P(A|OB) по сравнению с априорным P(A).

Можно рассмотреть случай, когда ведущий не очень ленив, и иногда идет к другой двери без необходимости. В итоге можно доказать, что смена выбора игроком никогда не ухудшает его позиции, но может ее улучшить.

Мы видим, что байесовское решение не только проще, но и глубже "обычного".

scholar_vit: (knot)
На поверхности кометы Чурюмова-Герасименко мороз (-35C) и солнце, и Фила проснулась.
scholar_vit: (knot)

Предыдущая запись вызвала массу откликов о легкости найти зарубежную книгу в эсесесере и т.д. Люди рассказывали, как они хорошо жили в светлом вчера и как читали по вечерам свежий Nature — разумеется, если там не было замазанных тушью цензора абзацев.

Людей, тоскующих по миру, которого никогда не было, я убеждать не буду: раньше, конечно, все было лучше, и даже эрекция была куда сильнее. Но для молодежи я все-таки расскажу, как оно было на самом деле.

Вначале пару слов про себя. Я ситуацию знаю не понаслышке. Я, как догадались некоторые комментаторы, в оны времена подрабатывал автором абстрактов в РЖ: была такая толстая серия советских журналов, где печатали краткое содержание западной научной литературы. Деньги платили маленькие (одно время, правда, в валюте, но это быстро прикрыли), зато статьи можно было читать свежие. Раз в месяц или два я ездил в командировку в Москву: читать статьи в ГПНТБ. Оттуда килограммами возил ксерокопии, сгибаясь под тяжестью бумаги. Технология была такая: сидишь, читаешь РЖ, делаешь списки, потом едешь в Москву, потом разбираешь добычу. Мои первые статьи были напечатаны в зарубежных журналах. На мою молодость пришлось открытие границ, так что среди моих первых серьезных конференции были зарубежные. Как раз во время путча ГКЧП я оформлял поездку на школу НАТО (см. старую запись).

Итак, ситуация вкратце была такая.

С научной литературой по естественным наукам и математике было хорошо. Даже очень хорошо. До подписания СССР конвенции по авторским правам журналы типа Phys Rev нагло перепечатывались и рассылались даже по провинциальным библиотекам типа Одесской. После подписания лафа кончилась, и нужно было, как сказано выше, ездить в Москву (подозреваю, что в Ленинграде, Новосибирске и др. были свои аналогичные центры, но проверять не приходилось). Был очень неплохо поставлен перевод: книги издательства "Мир" выходили оперативно. Я помню, каждый год, когда в магазин приходил план издательства, просиживал за ним часы, заполняя открытки со своим адресом: когда книжка выходила, магазин слал мне об этом открытку.

С науками, к военной машине отношения не имевшими, было хуже. Это уже имело отношение к идеологии и контролировалось строго. Я помню, что для чтения Тертуллиана и Иосифа Флавия у меня было специальное разрешение, полученное по справке с кафедры научного атеизма о проведении научной работы. В области гуманитарных наук значительная часть даже старых книг требовала разрешения (Фрейд, кстати, почему-то выдавался свободно). Переводов новых книг не было, журналы выдавались по спецразрешению. Впрочем, если естественные науки касались идеологии, контроль тоже был. В комментариях к предыдущей записи рассказывают, как в Nature замазывались колонки. Я тоже помню эти копии с цензурированными статьями на соседних страницах.

Но даже в области естественных и точных наук были жесткие ограничения на "обратный поток": публикацию статей за рубежом. Я жил в переходную эпоху, когда разрешение уже давали, но оно еще требовалось. Помню, как я как-то подсчитал, что на трехстраничную статью у меня было пять страниц справок с печатями (заключение экспертного совета на двух страницах, разрешение из ЛИТО, бумага из Первого отдела, письмо из ректората). А для моих учителей это было куда сложнее — я уж не говорю про непосредственное общение на конференциях. Первые зарубежные паспорта мы с ними получали вместе.

В итоге даже в естественных науках масса исследователей довольно плохо знала иностранные языки: если читать еще как-то могли, то писать и говорить получалось хуже. Это приводило к постепенному расхождению: советские и зарубежные исследователи все больше говорили о разных вещах. В науках же общественных был просто барьер между тем, что и как обсуждали "там" и "тут" ([livejournal.com profile] ivanov_petrov когда-то довольно подробно обсуждал этот барьер). Как я написал в предыдущей записи, меня поразило, насколько велик был этот барьер в психиатрии: автору цитированной мной заметки пришлось специально подчеркивать, что Снежневский читал англоязычную литературу по специальности, ну просто титан мысли какой-то!

Советская наука на моих глазах провинциализировалась. Если в области точных и естественных наук этот процесс еще только шел (наряду с указанными выше проблемами все больше сказывалось отставание в экспериментальной и компьютерной технике), то в других областях он был практически завершен. Весьма характерно, что комментаторы к предыдущей заметке уверены, что кроме интегралов и матриц плотности науки нет: в СССР ее там и не было.

Ну, а потом кончился СССР и советская наука.

scholar_vit: (knot)

Via [livejournal.com profile] bgmt: интересная статья Семена Глузмана об Андрее Владимировиче Снежневском (том, который "вялотекущая шизофрения").

Меня в этой статье поразила одна фраза. Автор говорит, что Снежневский был талантливым человеком, погубленным конформизмом (см. на эту тему подходящую цитату из Фукуямы о Познере). И чтобы доказать это, утверждается буквально следующее (выделение мое):

Умный, тонкий интеллектуал, он был не только блестящим психиатром и учителем, но и читал англоязычную профессиональную литературу (у него такая возможность была!), следил за книжными новинками, любил классическую музыку...

Цитата напоминает известный анекдот: "Сегодня капитан был трезв".

За исключением бомбостроительных и смежных с ними дисциплин, где Софья Власьевна, скрепя сердце, разрешала "читать англоязычную профессиональную литературу" и давала "такую возможность" специалистам, советская наука была... хмм... весьма своеобразным предприятием.

scholar_vit: (knot)

Раздел "благодарности" (acknowledgments) в научных публикациях используется для разнообразных вещей: благодарят спонсоров за гранты, студентов за помощь, коллег за советы.

Из блога pharyngula (P. Z. Myers) я узнал еще об одном варианте использования этого раздела. В статье Caleb M. Brown, Donald M. Henderson "A New Horned Dinosaur Reveals Convergent Evolution in Cranial Ornamentation in Ceratopsidae" (Current Biology, 2015, in press, http://dx.doi.org/10.1016/j.cub.2015.04.041, http://www.cell.com/current-biology/abstract/S0960-9822(15)00492-3) содержится следующая фраза:

C.M.B. would specifically like to highlight the ongoing and unwavering support of Lorna O'Brien. Lorna, will you marry me?

Как пишет P. Z. Myers, Лорна ответила: "Да".

scholar_vit: (knot)

Решил вынести из комментариев.

На мой взгляд, на самом деле требование Зимина о формальных извинениях — это вполне практическое требование. Дело в том, что российские научные работники — люди зависимые и уязвимые.

Представьте себе: идет защита диссертации, а из зала спрашивают у соискателя, откуда он взял деньги на исследования и поездки. Диссертант отвечает: "Их мне дали люди, которых по телевидению назвали врагами России и Путина". Как картинка?

Или идет конкурс на соискание должности профессора (в России tenure нет, и каждые несколько лет надо проходить через конкурс), и там такой же диалог: "Финансирование исследований в моей лаборатории обеспечивают враги народа".

Если найдутся глупые люди, получающие деньги на таких условиях, то им быстро объяснят, что они ставят под удар весь институт или университет.

Поэтому Зимин абсолютно прав, требуя публичных извинений от властей: без этого он подставляет получателей. Но так как подобных извинений, очевидно, не будет, дальнейшее существование фонда бессмысленно.

scholar_vit: (knot)

Оперативненько сработали (via Мальгина). Либо, что скорее всего, передачу подготовили загодя.

Кстати, как я и предполагал, письма обеспокоенных ученых из-за рубежа только дали лишние аргументы начальству: "То, что оппозиционеры приняли проблемы фонда близко к сердцу, совсем не случайно" (нет, не надо мне объяснять, что зарубежные сочувствователи не обязательно оппозиционеры - какое это имеет значение?). В утешение подписавшим скажу, что фонд съели бы и без них, и их влияние и в ту, и в другую сторону пренебрежимо мало.

Что ж, этого следовало ожидать.

scholar_vit: (knot)

В одной из предыдущих записей я упоминал статью в Science о том, как агитаторам удавалось переубедить противников однополых браков - если разговор шел не об абстрактный понятиях, а об известных респонденту геях и лесбиянках.

Увы, эта статья оказалась жульнической и отозвана. Подробности можно найти в публикации в RetractionWatch.

Если коротко, то произошло вот что. Результаты этой статьи заинтересовали двух аспирантов из Беркли, и они попытались повторить эксперимент. Однако у них ничего похожего не получилось. Тогда они стали анализировать статью и нашли ряд странных вещей: например, средние убеждения по выборке слишком хорошо совпадали со средним по стране. См. их отчет. Я думаю, что читателям [livejournal.com profile] kireevа этот отчет будет интересен: там решается похожая задача на выявление поддельной статистики.

Исходная статья была подписана профессором и аспирантом - последний после защиты получил место assistant professor в Принстоне, что неудивительно после громкой публикации в Science. Берклиевцы обратились к старшему автору. Выяснилось, что тот не видел исходных данных, так как у него не было разрешения от комиссии по этике на знакомство с личными делами опрошенных. Бывший аспирант исходных данных предъявлять не стал, сказав, что он случайно их удалил. Фирма, которая была якобы нанята для опросов до и после интервенции, утверждает, что впервые об этом слышит.

В итоге статья отозвана, а сведения о том, что младший автор - сотрудник Принстона, исчезли с официального сайта. Боюсь, что он сломал себе карьеру навсегда.

Две вещи в этой истории меня удивляют. Во-первых, непонятно, как можно решиться подделывать сенсационные открытия: ясно ведь, что быстро разоблачат. Слишком велик интерес, чтобы это сошло с рук. Во-вторых, удивительно, что старший автор не пытался получить разрешения на знакомство с исходными данными - если бы он попросил, я не думаю, чтобы ему отказали.

Занятная история.

Profile

scholar_vit: (Default)
scholar_vit

October 2017

S M T W T F S
12 34567
8910 11 12 1314
151617 18192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 10:33 am
Powered by Dreamwidth Studios