scholar_vit: (Default)

Я наконец прочитал книгу Паулина Исмара о рабах-госслужащих в древнегреческих демократиях. Я нашел в ней ответ на вопрос, куда девались дети государственных рабов: судя по всему, они получали гражданство. В текстах сохранились злобные нападки на тех из них, которые пошли в политику: дескать, твоего отца кнутом били, а ты на агоре речи толкаешь. Ответив на этот вопрос, книга ставит другой: непонятно, где и как обучали бухгалтеров, нотариусов, архивариусов и прочих образованных рабов. Видимо, были какие-то специальные школы, но о них мы почти ничего не знаем.

Книга содержит очень интересный взгляд на то, почему госслужащие у греков были рабами. Это происходило не потому, что греки низко ценили технические знания: по мнению автора, это происходило как раз потому, что они ценили их слишком высоко. Греки полагали, что демократия заключается в равном праве каждого гражданина на участие в управлении государством. Поэтому меритократия в современном понимании противоречит демократии. Меритократия заключается в том, что человек, обладающий специальными знаниями и умениями (технэ) претендует на особое право на управление государством (архэ). Осуществление этого права на деле означает оттеснение других граждан от управления. Греки, в отличие от нас, строго разделяли архэ и технэ: первое дано всем в равной мере, а второе нет. Поэтому судей греки назначали жребием, а вот специалиста, который ведал описью государственного имущества, избирали поднятием рук (кстати, голосование это называлось, естественно, хиротонией). И именно поэтому такой специалист был рабом: он должен был быть исключен из гражданского общества. Еще один пример, о котором я уже упоминал: докамастер, специалист по проверке монеты на рынке. Его решение было очень важным: если он признавал монету фальшивой, то она у торговца конфисковалась. С другой стороны, если он объявлял монету подлинной, то все обязаны были ее принимать под страхом конфискации имущества. Решение специалиста было окончательно и не подлежало обжалованию. Докамастер, получается, обладал огромной властью. И именно поэтому он не мог быть гражданином. Его начальник, выбранный по жребию магистрат, мог за плохую работу выпороть докамастера, — но он не мог отменить его решения. Магистрат был членом гражданского общества, а раб — нет. Точно так же в византийском обществе, с его борьбой семейных кланов, важную роль играл евнух, т.е. человек, исключенный из семейных отношений.

В комментариях [personal profile] messala изумляется греческим рабам-полицейским, разгоняющих бичом свободных граждан: в Риме такое было немыслимо. Как видно из сказанного, мысль Исмара состоит в том, что это происходило не потому, что греки ценили свободу меньше римлян. Наоборот, они ценили свободу и достоинство настолько высоко, что не могли позволить никакому человеку выполнять полицейские функции. Но так как эти функции необходимы, то греки их поручили не людям, точнее, тем, кого они не считали людьми. Они могли стерпеть удар бича от раба-"скифа", но не могли стерпеть его от свободного человека.

Христианство с его революционной мыслью о том, что все: и рабы, и свободные, — равны как люди (точнее, что все — рабы Божьи, и в этом равны), сделало такое рассуждение совершенно непонятным. Оно было очевидно для грека, но чуждо для нас.

Впрочем, не совсем. Я не согласен с Исмаром, когда он говорит, что в современном обществе "греческого" отношения к технэ совсем нет. Навскидку можно привести два контрпримера.

Первый — это подбор присяжных в суде. Я как-то рассказывал, как отвели кандидата в присяжные именно потому, что он обладал специальными знаниями в той области, которая рассматривалась на процессе, и мог оказать слишком большое влияние на других присяжных. По этой же причине юридическое образование обычно приводит к освобождению от участия в присяжных. Это именно "греческое" рассуждение: человек владеет технэ, и потому может оттеснить других граждан, носителей архэ.

Второй пример — это традиционная в Америке подчеркнутая аполитичность военных. Военнослужащие в США не могут заниматься публичной политикой под угрозой дисциплинарных мер вплоть до увольнения. Даже руководить Пентагоном человек в форме может только через семь лет после отставки (для генерала Маттиса пришлось принять специальное исключение через Конгресс, так как после его отставки прошло только три года). Это происходит, в частности, потому, что считается, что военные могут оказать слишком большое влияние на политику, и тем оттеснить других граждан.

Впрочем, оба эти примера относятся к англо-американским традициям, так что неудивительно, что француз Исмар их не рассматривает.

scholar_vit: (knot)

Спартанский царь Тиндарей находился в тяжелом положении. На руку его падчерицы Елены претендовали все цари Эллады. Он понимал, что может отдать Елену только одному — и что обойденные женихи разнесут в клочки Спарту, да и всю Грецию.

Одиссей дал ему совет. Как большинство советов Одиссея, он начинался со слов: "Возьмите лошадь...". Тиндарей принес в жертву коня и разрезал его на мелкие кусочки. Встав на эти кусочки (а по некоторым версиям, съев их), женихи принесли торжественную клятву, что кого бы ни выбрали Елена и Тиндарей, оставшиеся женихи поддержат этот выбор и помогут мужу Елены, если кто-то ее украдет.

Хитроумный Одиссей перехитрил самого себя: когда троянцы сбондили Елену, ему вовсе не хотелось плыть под стены дворца Приама — но послы напомнили о клятве на зарезанной лошади, и даже попытка притвориться сумасшедшим не помогла. Интересно, вспомнил ли Одиссей об этом коне, когда разрабатывал план взятия Трои?

Когда масса претендентов домогалась места кандидата в президенты от республиканцев, у Рейнса Прибуса, председателя партии, была проблема, аналогичная проблеме отчима прекрасной Елены. Он опасался, что Трамп, проиграв праймериз, пойдет на выборы в качестве независимого кандидата и заберет голоса у GOP. Поэтому Прибус решил использовать метод Одиссея-Тиндарея, взяв с кандидатов обещание, что они поддержат удачливого претендента, кем бы он ни был. Обещание взяли со всех, хотя, как в анекдоте, подразумевалось, что "если кто нарушит клятву, то мы ему настучим по наглой рыжей морде".

Победил, однако, Трамп. И оказалось, что обойденные женихи: Буш, Кейсик, Круз, — вовсе не спешат его поддержать. Пишут, что Прибус призывает их вспомнить обещание и помочь Трампу завоевать дворец Приама дом Обамы. В противном случае Прибус обещает им разнообразные кары. Неясно, впрочем, что именно может сделать Прибус претендентам-клятвопреступникам.

А вот не пожадничал бы Прибус в свое время, зарезал бы лошадь и заставил претендентов ее съесть — мог бы теперь грозить отступникам водами Стикса.

scholar_vit: (knot)

Обер во "Взлете и падении классической Греции" рассматривает причины победы Македонии при Филиппе и Александре. Его тезис состоит в том, что македоняне, в отличие от персов, широко заимствовали институты греческих полисов и активно нанимали греческих экспертов — при чем не только генералов, как персы, но и специалистов по финансам, политике, экономике и та далее. Не случайно в качестве воспитателя для сына Филипп выбрал Аристотеля.

Такая политика, пишет далее автор, началась еще до Филиппа. Предшественник Филиппа II, Пердикка III, нанял в качестве финансового консультанта афинянина Каллистрата. Тот перестроил систему залоговых аукционов по откупу портовых пошлин. До него откупщики должны были заранее вносить залог, равный 100% предлагаемой цены. Залог составлял огромную сумму в 20 талантов, что отсекало почти всех претендентов. Каллистрат снизил сумму залога до 30% цены. Это разрушило монополию нескольких сверхбогатых македонян и позволило участвовать в аукционе и просто очень богатым. В итоге цена откупа возросла почти вдвое, что сильно увеличило доход государства.

Рост дохода был очень важен для политических игр македонских царей: как говорил Филипп, самый укрепленный греческий город легко может завоевать ослик, груженый золотом.

scholar_vit: (knot)

Злой Брэд ДеЛонг цитирует очень злого Томаса Пикетти, клевещущего на добропорядочных бюргеров:

Меня особенно поражает тот факт, что Германия [...] это один из самых ярких примеров страны, которая в течение своей истории ни разу не расплатилась по своим внешним долгам. [...] Однако она часто заставляла другие страны расплачиваться. [...] История государственного долга полна иронии. Она редко следует нашим идеям о правопорядке и справедливости. [...] Когда я слышу, что немцы говорят о своем моральном отношении к долгам и о том, что по счетам надо платить, я думаю: "Какая замечательная шутка!" Германия - это страна, которая так никогда и не расплатилась по своим долгам. У нее нет права учить другие страны.

Пикетти это сказал в интервью газете "Die Zeit". Как пишет один комментатор, буквально слышно, как у интервьюера время от времени со стуком падает на пол челюсть.

scholar_vit: (knot)
А ведь среди наиболее крупных выгодополучателей съезда фашистов в Питере - греки. Немцам наглядно продемонстрировали, что если не Сириза, то Золотая заря и пророссийско-нацистская Куба на полуострове. Причем аккуратно нажали на все немецкие кнопочки: членом Золотой зари может стать только "ариец греческого происхождения".
scholar_vit: (Default)

Из интернета, газет, радио (телевизора и утюга я не включал) узнал много о безрассудных и ленивых греках, понабравших кредитов, а теперь недостаточно быстро увольняющих учителей и пожарных, чтобы их отдать. Все возмущаются этими людьми, а некоторые, как добродетельный пользователь [livejournal.com profile] f_f даже предлагают Грецию во имя единства Европы и хотя бы относительно пристойного ее экономического будущего [...] оккупировать ``фашистскими танками''. По правде сказать, в отличие от того же [livejournal.com profile] f_f, я не очень много понимаю в экономике, политике и пр. Вероятно поэтому у меня, как у брехтовского рабочего, читающего историков, возникает масса вопросов.

Read more... )

Profile

scholar_vit: (Default)
scholar_vit

October 2017

S M T W T F S
12 34567
8910 11 12 1314
151617 1819 2021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 07:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios