scholar_vit: (Default)

Наличие в кармане доступа к Гуглу, Википедии и прочим составляющим того, что в советской фантастике называлось "Большим Всепланетным Информаторием", изменило наше отношение к чистому знанию. Никого теперь не удивишь неожиданным описанием подробностей свадебных обычаев тробриандцев или истории использования сурьмы.

Тем более интересны истории о знатокох прошлого: людей, которые без всякого Информатория знали массу вещей в самых разных областях.

Одну такую историю я прочитал в некрологе умершего вчера в возрасте 95 лет Кена Эрроу, нобелевского лауреата и одного из величайших экономистов прошлого столетия. Ее рассказал коллега Эрроу (и тоже нобелевский лауреат) Эрик Маскин.

В Стэнфорде считалось, что Эрроу знает все обо всем. В какой-то момент младшие коллеги решили над ним подшутить. По уговору они заранее прочли статьи о размножении и миграции серых китов и в присутствии Эрроу стали громко обсуждать теорию биолога Тернера о том, как киты находят из года в год место встречи. Эрроу молчал, и коллеги обрадовались, что нашли область, в которой Кен не разбирается.

Когда они уже стали расходиться, Эрроу пробурчал себе под нос: "Но мне казалось, что Спенсер полностью опроверг теорию Тернера, доказав, что предложенный механизм не может работать".

scholar_vit: (knot)

Индустриальная революция резко подняла жизненный уровень населения нашей планеты. Мы не всегда осознаем, насколько именно. Брэд Де Лонг ссылается на интересную заметку Евы Фишер, которая описывает простой, но эффективный способ это вообразить.

Возьмем какой-нибудь предмет быта Средневековья. Мы можем оценить, сколько человеко-часов понадобилось, чтобы его сделать. Давайте умножим это число на нынешнюю почасовую минимальную зарплату (в США сейчас $7.25), и мы получим представления, насколько он был ценен с точки зрения человека того времени.

Ева Фишер рассматривает рубашку, надетую на первом слева танцоре на известной картине Брейгеля-старшего. У нее довольно сложный покрой, со сборками у шеи и подмышек. К тому же в Средневековье, чтобы вещи дольше служили (мы к этом вернемся), все швы обметывались. Опытная швея вручную раскроит и сошьет такую рубашку за семь часов. Но ей нужна ткань, верно? На эту рубашку ушло пять ярдов ткани тонкой ткани (25 ниток на дюйм). По оценкам, ткачихи вручную делали два дюйма такой ткани в час, так что пять ярдов — это 72 часа. Но нитки надо сначала спрясть. 25 ниток на ярд, основа и уток дают 9000 ярдов пряжи. Реконструкторы полагают, что в Средние века пряха делала 4 ярда в час, что дает 2250 часов. Предположим, что они ошибаются, и утерянные секреты прядильного мастерства позволяют спрясть девять тысяч ярдов за 500 часов. У нас все равно получается 579 часов, т.е. $4200. А ведь мы еще не говорили о том, что перед тем, как начать прясть, надо вырастить лен, хлопок или овец.

Интересно, что основные затраты в оценке получились на прядение. Это объясняет сложный покрой одежды: если уж вложились в ткань, то имеет смысл потратиться еще немного на шитье. Женщины Средневековья непрерывно пряли (в русских, и не только русских, деревнях этот обычай сохранился и после Промышленной революции: "Две Три девицы под окном..."). Автор приводит интересную этимологию английского слова spinster, старая дева: буквально оно означает "пряха". Действительно, выйдя замуж, женщина начинает обслуживать мужа и детей; в противном случае она до смерти занимается "девичьим делом", т.е. прядет. Еще в 18 столетии женщины, которых цитирует автор, говорили: "Я с детства знала, что основное предназначение женщины состоит в том, чтобы делать одежду для человечества"; "Скрип прядильного колеса был самым грустным звуком моего детства, стоном бесконечной монотонной жизни прядильщицы".

Одежда ценилась. Зажиточная крестьянка имела три платья: одно на праздник и два для повседневной жизни. Одежда носилась из поколения в поколения до тех пор, пока она не разваливалась — тогда из нее делали одежду для детей, а когда и дети донашивали, тряпки продавали старьевщику. В частности, из них делали бумагу. До того, как был найден способ изготавливать бумагу из древесины, ее делали из тряпок — и она была очень дорогой (хотя, конечно, дешевле пергамента). Что делало дорогими книги.

Мы живем в невероятной роскоши с точки зрения человека Средневековья.

Что, конечно, не означает, что мы более счастливы.

scholar_vit: (knot)

Обер во "Взлете и падении классической Греции" рассматривает причины победы Македонии при Филиппе и Александре. Его тезис состоит в том, что македоняне, в отличие от персов, широко заимствовали институты греческих полисов и активно нанимали греческих экспертов — при чем не только генералов, как персы, но и специалистов по финансам, политике, экономике и та далее. Не случайно в качестве воспитателя для сына Филипп выбрал Аристотеля.

Такая политика, пишет далее автор, началась еще до Филиппа. Предшественник Филиппа II, Пердикка III, нанял в качестве финансового консультанта афинянина Каллистрата. Тот перестроил систему залоговых аукционов по откупу портовых пошлин. До него откупщики должны были заранее вносить залог, равный 100% предлагаемой цены. Залог составлял огромную сумму в 20 талантов, что отсекало почти всех претендентов. Каллистрат снизил сумму залога до 30% цены. Это разрушило монополию нескольких сверхбогатых македонян и позволило участвовать в аукционе и просто очень богатым. В итоге цена откупа возросла почти вдвое, что сильно увеличило доход государства.

Рост дохода был очень важен для политических игр македонских царей: как говорил Филипп, самый укрепленный греческий город легко может завоевать ослик, груженый золотом.

scholar_vit: (knot)

Макс Фишер из Vox news отмечает, что на этой неделе было много важных событий: теракт в Брюсселе, визит Обамы на Кубу и в Аргентину, ракетные испытания в Северной Корее, новая политика Европы по отношению к беженцам, выступления кандидатов в президенты США в AIPAC и уничтожение министра финансов ISIS. Тем не менее вполне возможно, что самое важное по последствиям событие произошло в Москве.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Via блог Брэда Де Лонга прочел очень интересную заметку Марка Клеймана.

Один из тезисов популизма, который любит повторять Трамп — это губительность для Америки торговых договоров. Впрочем, Трамп тут не первый: я помню хотя бы Росса Перо с его: "Слышите свист? Это со свистом улетают в Мексику наши рабочие места!" Популисты обвиняют истеблишмент обеих партий, который поддерживал торговые соглашения. Собственно, именно это — один из источников популярности анти-истеблишментовской риторики в нынешнем цикле: "Вы предали нас вашими NAFTA, соглашениями с Китаем, WTO и так далее. Из-за вас хорошие работы исчезли. Уходите!"

Профессиональные экономисты всегда рассматривали этот тезис как досадное заблуждение невежд. Действительно, снятие торговых барьеров выгодно (а) отечественным экспортерам: они выходят на новые рынки; (б) отечественным покупателям импорта: они покупают нужные им товары дешевле. Оно невыгодно отечественным конкурентам импортных товаров, которых защищали барьеры. Можно доказать, что при довольно общих предположениях выгоды перевешивают невыгоды: всегда лучше делать то, что у тебя получается лучше и дешевле. Поэтому большинство экономистов, как правых, так и левых, в общем, за торговые договоры. Ну а популисты говорят об очередном заговоре ученых.

Клейман отмечает, однако, что рассуждение выше неявно предполагает перераспределение доходов от снятия барьеров. Действительно, пусть Петя дополнительно заработал от торгового договора $10, а его друг Вася потерял на этом $3. Тогда можно забрать у Пети в виде дополнительного налога $4 и отдать их Васе. В итоге Петя станет богаче на $6, Вася на $1, и никто не сможет жаловаться, что ему стало хуже. Петя заплатит высокий налог, но выиграет за счет дополнительного дохода. Вася потеряет, но ему это с лихвой компенсируют.

Предположим, однако, что победила идеология, которая считает налог грабежом и перераспределение аморальным. Тогда в результате торгового договора Вася получается обманутым: у него забрали его кровные $3 и никак ему этого не компенсировали. Ему действительно нет смысла поддерживать свободу торговли: эта свобода идет за его счет. Теорема, о которой идет речь выше, утверждает только, что можно всех участников процесса сделать богаче (Петя обязательно больше выиграет, чем Вася проиграет). Однако она ничего не говорит о том, что будет, если Пете отдать его прибыль, а Васю послать подальше.

Нынешняя эпидемия смертей белых американцев без университетского образования реальна. И глобализация сыграла в ней, похоже, не последнюю роль. Следует понять, однако, что эта эпидемия не была неизбежным следствием глобализации: она вызвана сочетанием глобализации и сознательной политикой отказа от перераспределения выгод глобализации. В итоге богатые стали богаче, бедные стали беднее. Тот факт, что богатые стали более богаче, чем бедные беднее, не особенно радует последних.

scholar_vit: (knot)
Обычно конфискации вкладов, замораживание и прочие неприятные меры готовятся в глубочайшей тайне. Иначе будет банковская паника.

Тут https://news.mail.ru/economics/24680155/ о возможном принудительном переводе вкладов в акции говорят заранее. Это что, попытка грохнуть российские банки? Но зачем?

Via [livejournal.com profile] arhiloh
scholar_vit: (knot)

В русскоязычной блогосфере опять обсуждают Парето и монетизацию льгот. Я ни в коей мере не специалист, но мне со стороны забавно, как раз за разом делается неявное допущение, которое (1) верно далеко не всегда, и (2) в конкретном примере, который в данном случае приводится, очевидно неверно. Причем очевидно даже для такого неспециалиста, как я.

Напомню рассуждение. Пусть по университетскому кампусу ездит бесплатный автобусик. На самом деле бесплатных пирожных не бывает, и каждый студент и сотрудник на самом деле платит за проезд (т.е. с одних берут чуть больше за обучение, а другим недоплачивают зарплату) некоторую сумму X. Давайте сделаем автобус платным, а всем студентам и сотрудникам раздадим эту сумму X. Тогда те, кто хотят, потратят ее на проезд, и их положение не ухудшится. А те, кто хотят, пойдут пешком, а на вырученные деньги посидят в кафе, и их положение улучшится: предполагается, что они знают, что им лучше, кафе или автобус. Следовательно, от монетизации никому не станет хуже, а кому-то станет лучше, что и требовалось доказать.

Проблема в том, что тут неявно предполагается, что все взаимодействия парные, и, в частности, стоимость проезда пассажира A никак не зависит от того, поехал ли этим автобусом пассажир B. Это, однако, очевидно не так: затраты на поездку автобуса мало зависят от количества пассажиров (говоря учеными словами, маргинальная стоимость перевозки одного пассажира близка к нулю). Если мы раздадим стоимость проезда участникам, и часть пассажиров не отдаст их за проезд, стоимость проезда для каждого из остальных будет уже не X, а больше. Поэтому для того, чтобы перевозчик не разорился, он будет вынужден брать за проезд больше, чем X. Таким образом положение тех, кто ездит на автобусике, ухудшится: они потратят на проезд больше, чем получили в качестве компенсации отмены бесплатного автобусика. (Кое-какие диспутанты это понимают и переходят к моральным доводам: разными способами объясняется, что ухудшение положения "паразитов на автобусе" полезно для всеобщей нравственности. Такой переход, надо сказать, несколько подрывает аргументы об объективной истинности математического доказательства Парето-оптимальности).

Играя с параметрами, можно придумать массу сценариев. Например, death spiral: из-за повышения платы за проезд часть пассажиров, которые были готовы отдать за проезд X, теперь пойдут пешком, что приведет к еще большему повышению платы за проезд, и так далее до полной отмены автобусика. Дальше, для любой сколько угодной малой доли пассажиров можно подобрать параметры так, чтобы положение всех, кроме этой доли, после монетизации льгот ухудшилось. А если мы чуть усложним модель: теперь пассажир принимает не бинарное решение (всегда автобус или всегда кафе), а руководствуется, например, погодой (в дождь еду на автобусе, в вёдро иду пешком), то можно подобрать параметры так, чтобы положение всех участников игры в результате монетизации ухудшилось.

Математические рассуждения, конечно, штука полезная. Но не следует забывать, что они относятся к модели, а не к реальной действительности. Вопрос, насколько эта модель хороша, часто куда сложнее самой модели.

scholar_vit: (knot)

Одна из интересных передач на NPR - Planet Money. Недавно она рассказала о любопытных особенностях американских контрактов. Насколько я понимаю, опытные юристы это все хорошо знают, но мне было интересно.

Передача началась с истории, рассказанной юристом Мэттом Левиным. Его первая работа после университета включала подготовку контракта для клиента: сети магазинов. Это тяжелая работа: надо внимательно прочесть сотни страниц, описывающих всевозможные ситуации, которые могут случиться в ходе работы. Мэтт вспоминает, как в свой день рождения он уснул в собственном кабинете в 3 часа ночи. И вот, когда контракт был подписан, Мэтт взялся читать свою почту, и обнаружил, что пропустил важный e-mail. Оказывается, пока он работал, переговорщики изменили сумму одной из частей контракта: его клиент должен был получить за нее 425 миллионов долларов, а не 400, как договаривались первоначально, и как Мэтт написал в контракте. То есть его ошибка стоила клиенту 25 миллионов долларов. В полном ужасе (карьера окончена! суд и Сибирь!) Мэтт позвонил клиенту. А тот, вместо того, чтобы возмутиться, только рассмеялся: "Ничего страшного. Я сейчас позвоню другой стороне, мы все исправим и переподпишем"

Это было для Мэтта откровением. Оказалось, что написанное пером легко вырубается даже не топором, а простым звонком. Контракт - это не игра на внимательность ("А тут ты пропустил фразу мелким шрифтом, что должен мне своего первенца, - отдавай теперь сына, ха-ха-ха!"), а нечто совсем другое.

Planet Money - передача про экономику, и она предлагает простое экономическое объяснение этого феномена. Стороны в данной сделке будут сотрудничать и завтра, и послезавтра, и им совсем не выгодно наживаться на очевидной ошибке партнера. С точки зрения теории игр тут разница между одноразовой игрой и бесконечной серией игр.

Из этого следует, что если фирмы ссорятся, то их поведение совсем другое: в этом случае "щедрость" уже не выгодна. Когда дело доходит до суда, то начинается исследование контракта с лупой и микроскопом. В этой же передаче рассказывается про судебный процесс, в котором выясняется, является ли союз "и" на 106-й странице длинного документа ошибкой, и не должно ли там стоять "или". "Мелкий шрифт" в этом смысле похож на спасательную шлюпку на корабле: при нормальной работе к нему особенно не обращаются, но во внештатной ситуации он становится крайне важен.

Еще один вывод из этой ситуации такой. Реально человек, и даже группа людей, не может абсолютно надежно проследить сложное рассуждение достаточно большого размера. Это хорошо знают программисты; отсюда знаменитая фраза Кнута: "Будьте осторожны с этим кодом: я доказал, что он верен, но я его не тестировал". Американский судья [я не знаю про право других стран] это тоже понимает, и при интерпретации контракта исходит не из того, что написано, а из того, что хотели написать переговорщики: если при буквальном прочтении получается очевидно бессмысленная конструкция, то ее нужно отбросить и найти разумную интерпретацию. Да, в тексте написано "и" - но если результат очевидно нелеп, то судья может сказать, что в контракте следует читать "или".

С точки зрения программиста судья занимается дебаггингом контракта.

Еще один простой вывод. Предположим, вам удалось незаметно добавить в контракт фразу: "А еще стороны пожизненно платят мне, Васе Пупкину, миллион долларов год". Так вот, даже если контракт будет подписан, вы этих денег, скорее всего, не получите.

scholar_vit: (knot)

Любопытная статья в Guardian об уходе от налогов в оффшоры. На карте ниже указано, откуда именно утекает капитал. Цвет соответствует отношению величины сбежавшего капитала к внешнему долгу страны.

Read more... )
scholar_vit: (knot)
Если бы Голдман Сакс строил мосты, они бы время от времени падали в воду, а пункт 34.62а-бис контракта предусматривал бы, что Голдман является наследником погибших в аварии.
scholar_vit: (knot)

Сегодня я узнал, что в Китае 90 миллионов индивидуальных брокеражных счетов на бирже и 88 миллионов членов компартии.

scholar_vit: (knot)

Злой Брэд ДеЛонг цитирует очень злого Томаса Пикетти, клевещущего на добропорядочных бюргеров:

Меня особенно поражает тот факт, что Германия [...] это один из самых ярких примеров страны, которая в течение своей истории ни разу не расплатилась по своим внешним долгам. [...] Однако она часто заставляла другие страны расплачиваться. [...] История государственного долга полна иронии. Она редко следует нашим идеям о правопорядке и справедливости. [...] Когда я слышу, что немцы говорят о своем моральном отношении к долгам и о том, что по счетам надо платить, я думаю: "Какая замечательная шутка!" Германия - это страна, которая так никогда и не расплатилась по своим долгам. У нее нет права учить другие страны.

Пикетти это сказал в интервью газете "Die Zeit". Как пишет один комментатор, буквально слышно, как у интервьюера время от времени со стуком падает на пол челюсть.

scholar_vit: (knot)
Сравнивая план Маршалла в Германии и последние несколько лет Греции, сложно отделаться от мысли, что лучше убить десятки миллионов человек, чем не вернуть сотни миллиардов долларов. Первое прощают охотнее, чем второе.

Поделив одно число на другое, приходишь к довольно невеселым выводам.
scholar_vit: (knot)
В комментариях к одной из моих предыдущих записей много говорилось о перспективах оси "Россия-Китай".

[livejournal.com profile] auvasilev читает российские газеты. Для удобства я разбил один абзац приведенного им текста на две цитаты.

1. Россия готова рассмотреть заявки Китая на получение доли свыше 50% в стратегических нефтегазовых месторождениях РФ, кроме шельфовых, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе Красноярского экономического форума, сообщает ТАСС.

2. Он уточнил, что правительство РФ пока не получало запросов от китайских инвесторов о получении контроля на стратегических месторождениях полезных ископаемых.
scholar_vit: (knot)

Пол Кругман в сегодняшнем блоге опять обсуждает Россию и Путина. Заметка называется "Макроэкономический непотизм"; ниже она в моем переводе.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Пишут, что Министерство финансов России продало на первом в этом году аукционе казначейские облигации на 1.11 миллиарда рублей ($16.88 миллионов) из 5 миллиардов, предложенных покупателям. Срок погашения - май 2016, средняя ставка 15.27%.

scholar_vit: (knot)

Свои предыдущие записи в блогах о России Кругман собрал в статье в Нью-Йорк Таймс. Так как читателям его мнение уже известно, вместо изложения статьи я бы хотел провести конкурс на лучший перевод лимерика Ларри Айзенберга из комментариев к статье на сайте NYT.

Larry Eisenberg

For Putin few people are rootin',
His cronies he always is suitin',
But plunging oil prices
Have him in their vises,
Is he in big trouble? darn tootin'!



Profile

scholar_vit: (Default)
scholar_vit

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678 910
11 121314151617
18192021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 01:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios