scholar_vit: (knot)

Очень интересный комментарий в блоге Брэда Де Лонга.

Брэд цитирует историю из студенческих лет Питера Тила, предпринимателя, миллиардера, либертарианца и одного из немногих сторонников Трампа в Кремниевой Долине. Автор воспоминаний, черная сокурсница Тила, спросила у него, правда ли, что он поддерживает апартеид. Тил ответил, что апартеид — это разумная экономическая система, которая работает эффективно, и потому моральные соображения не важны ("He said, with no facial affect, that apartheid was a sound economic system working efficiently, and moral issues were irrelevant.").

Комментатор Мейнард Хенли замечает, что что как раз для либертарианца назвать "разумной и эффективной экономической системой" апартеид в ЮАР довольно странно:

Апартеид в Южной Африке был национал-социалистическим государством с сильным ударением на "социалистическим". Были массивные программы общественных работ с целью трудоустройства бедных белых и серьезная забота об удержании командных высот экономики в руках государства. Кому принадлежали железные дороги? Государству. Авиакомпания? Государственная. Как насчет радио и телевидения? Вы уже догадались. АРМСКОР? САСОЛ? ИСКОР? И так далее и тому подобное.

Комментатор далее делает вывод: "Когда приходится выбирать между экономическими воззрениями и расизмом, средний республиканец и средний либертарианец неизменно выбирает расизм".

Update: как справедливо указывают ниже, я был крайне небрежен в последнем абзаце. Мейнард Хенли вовсе не строил кривую по одной точке. Правильнее было бы написать так: "Комментатор далее замечает, что эта история хорошо иллюстрирует то, что постоянно подчеркивают Матт Иглесиас и Брэд Де Лонг: когда приходится выбирать между экономическими воззрениями и расизмом, средний республиканец и средний либертарианец неизменно выбирают расизм"

scholar_vit: (knot)

Индустриальная революция резко подняла жизненный уровень населения нашей планеты. Мы не всегда осознаем, насколько именно. Брэд Де Лонг ссылается на интересную заметку Евы Фишер, которая описывает простой, но эффективный способ это вообразить.

Возьмем какой-нибудь предмет быта Средневековья. Мы можем оценить, сколько человеко-часов понадобилось, чтобы его сделать. Давайте умножим это число на нынешнюю почасовую минимальную зарплату (в США сейчас $7.25), и мы получим представления, насколько он был ценен с точки зрения человека того времени.

Ева Фишер рассматривает рубашку, надетую на первом слева танцоре на известной картине Брейгеля-старшего. У нее довольно сложный покрой, со сборками у шеи и подмышек. К тому же в Средневековье, чтобы вещи дольше служили (мы к этом вернемся), все швы обметывались. Опытная швея вручную раскроит и сошьет такую рубашку за семь часов. Но ей нужна ткань, верно? На эту рубашку ушло пять ярдов ткани тонкой ткани (25 ниток на дюйм). По оценкам, ткачихи вручную делали два дюйма такой ткани в час, так что пять ярдов — это 72 часа. Но нитки надо сначала спрясть. 25 ниток на ярд, основа и уток дают 9000 ярдов пряжи. Реконструкторы полагают, что в Средние века пряха делала 4 ярда в час, что дает 2250 часов. Предположим, что они ошибаются, и утерянные секреты прядильного мастерства позволяют спрясть девять тысяч ярдов за 500 часов. У нас все равно получается 579 часов, т.е. $4200. А ведь мы еще не говорили о том, что перед тем, как начать прясть, надо вырастить лен, хлопок или овец.

Интересно, что основные затраты в оценке получились на прядение. Это объясняет сложный покрой одежды: если уж вложились в ткань, то имеет смысл потратиться еще немного на шитье. Женщины Средневековья непрерывно пряли (в русских, и не только русских, деревнях этот обычай сохранился и после Промышленной революции: "Две Три девицы под окном..."). Автор приводит интересную этимологию английского слова spinster, старая дева: буквально оно означает "пряха". Действительно, выйдя замуж, женщина начинает обслуживать мужа и детей; в противном случае она до смерти занимается "девичьим делом", т.е. прядет. Еще в 18 столетии женщины, которых цитирует автор, говорили: "Я с детства знала, что основное предназначение женщины состоит в том, чтобы делать одежду для человечества"; "Скрип прядильного колеса был самым грустным звуком моего детства, стоном бесконечной монотонной жизни прядильщицы".

Одежда ценилась. Зажиточная крестьянка имела три платья: одно на праздник и два для повседневной жизни. Одежда носилась из поколения в поколения до тех пор, пока она не разваливалась — тогда из нее делали одежду для детей, а когда и дети донашивали, тряпки продавали старьевщику. В частности, из них делали бумагу. До того, как был найден способ изготавливать бумагу из древесины, ее делали из тряпок — и она была очень дорогой (хотя, конечно, дешевле пергамента). Что делало дорогими книги.

Мы живем в невероятной роскоши с точки зрения человека Средневековья.

Что, конечно, не означает, что мы более счастливы.

scholar_vit: (knot)

Via блог Брэда Де Лонга прочел очень интересную заметку Марка Клеймана.

Один из тезисов популизма, который любит повторять Трамп — это губительность для Америки торговых договоров. Впрочем, Трамп тут не первый: я помню хотя бы Росса Перо с его: "Слышите свист? Это со свистом улетают в Мексику наши рабочие места!" Популисты обвиняют истеблишмент обеих партий, который поддерживал торговые соглашения. Собственно, именно это — один из источников популярности анти-истеблишментовской риторики в нынешнем цикле: "Вы предали нас вашими NAFTA, соглашениями с Китаем, WTO и так далее. Из-за вас хорошие работы исчезли. Уходите!"

Профессиональные экономисты всегда рассматривали этот тезис как досадное заблуждение невежд. Действительно, снятие торговых барьеров выгодно (а) отечественным экспортерам: они выходят на новые рынки; (б) отечественным покупателям импорта: они покупают нужные им товары дешевле. Оно невыгодно отечественным конкурентам импортных товаров, которых защищали барьеры. Можно доказать, что при довольно общих предположениях выгоды перевешивают невыгоды: всегда лучше делать то, что у тебя получается лучше и дешевле. Поэтому большинство экономистов, как правых, так и левых, в общем, за торговые договоры. Ну а популисты говорят об очередном заговоре ученых.

Клейман отмечает, однако, что рассуждение выше неявно предполагает перераспределение доходов от снятия барьеров. Действительно, пусть Петя дополнительно заработал от торгового договора $10, а его друг Вася потерял на этом $3. Тогда можно забрать у Пети в виде дополнительного налога $4 и отдать их Васе. В итоге Петя станет богаче на $6, Вася на $1, и никто не сможет жаловаться, что ему стало хуже. Петя заплатит высокий налог, но выиграет за счет дополнительного дохода. Вася потеряет, но ему это с лихвой компенсируют.

Предположим, однако, что победила идеология, которая считает налог грабежом и перераспределение аморальным. Тогда в результате торгового договора Вася получается обманутым: у него забрали его кровные $3 и никак ему этого не компенсировали. Ему действительно нет смысла поддерживать свободу торговли: эта свобода идет за его счет. Теорема, о которой идет речь выше, утверждает только, что можно всех участников процесса сделать богаче (Петя обязательно больше выиграет, чем Вася проиграет). Однако она ничего не говорит о том, что будет, если Пете отдать его прибыль, а Васю послать подальше.

Нынешняя эпидемия смертей белых американцев без университетского образования реальна. И глобализация сыграла в ней, похоже, не последнюю роль. Следует понять, однако, что эта эпидемия не была неизбежным следствием глобализации: она вызвана сочетанием глобализации и сознательной политикой отказа от перераспределения выгод глобализации. В итоге богатые стали богаче, бедные стали беднее. Тот факт, что богатые стали более богаче, чем бедные беднее, не особенно радует последних.

scholar_vit: (knot)

Любопытный опрос восьмисот республиканцев, проведенный Demoracy Corps с целью найти уязвимые места в идеологии GOP. Основной вывод: "Либо Дональд Трамп обладает удивительным чутьем на настроение партии, либо у него хороший социолог".

Вот этот график описывает мир глазами республиканцев. Обратите внимание, что именно они считают самой большой ложью либеральной прессы.

Via Brad De Long

scholar_vit: (knot)

Республиканский сенатор Ричард Барр из Северной Каролины сказал своим донорам, что на президентских выборах скорее проголосует за [социалиста] Берни Сандерса, чем за [одного из лидеров республиканцев] Теда Круза. Как утверждает один из свидетелй, Барр не шутил.

Тем временем умный Бред Де Лонг советует перечитать "Всю королевскую рать" Роберта Пенна Уоррена.

Мы живем в интересные времена

scholar_vit: (knot)

Злой Брэд ДеЛонг цитирует очень злого Томаса Пикетти, клевещущего на добропорядочных бюргеров:

Меня особенно поражает тот факт, что Германия [...] это один из самых ярких примеров страны, которая в течение своей истории ни разу не расплатилась по своим внешним долгам. [...] Однако она часто заставляла другие страны расплачиваться. [...] История государственного долга полна иронии. Она редко следует нашим идеям о правопорядке и справедливости. [...] Когда я слышу, что немцы говорят о своем моральном отношении к долгам и о том, что по счетам надо платить, я думаю: "Какая замечательная шутка!" Германия - это страна, которая так никогда и не расплатилась по своим долгам. У нее нет права учить другие страны.

Пикетти это сказал в интервью газете "Die Zeit". Как пишет один комментатор, буквально слышно, как у интервьюера время от времени со стуком падает на пол челюсть.

scholar_vit: (knot)

У Брэда ДеЛонга интересное наблюдение из комментариев о том, как много людей в статистике перешли на R. По ссылке оттуда любопытная дискуссия о том, почему R оказалась такой успешной, вместе с лекцией Джона Кука (см. видео ниже). Замечательная цитата Бо Каугилла: "Основное достоинство R - она написана статистиками. Основной недостаток R - она написана статистиками".

Про себя могу сказать, что я в последнее время тоже перешел на R. Если пару лет назад я на работе чаще всего писал файлы с расширением .tex, то теперь это, безусловно, .rnw (для непосвященных: это не значит, что я меньше времени провожу в TeXе: .rnw - это TeXовский файл со вставками на R; его пропускают вначале через R, которая проводит вычисления и рисует картинки, а потом через TeX, который верстает отчет).

Одно из последствий успеха R - широкое распространение относительно экзотических методов статистики. Раньше для того, чтобы напустить на данные нейронную сеть, нужно было потратить кучу времени. Теперь написал две строчки на R - и готово. Это, конечно, очень удобно. С другой стороны, это снижение порога входа неизбежно приводит к параллельному снижению уровня. Аналогичный процесс произошел с дискуссиями в Интернете. Когда-то, чтобы что-то поместить в сети, нужно было более или менее разбираться в том, как работает компьютер, модем, коммуникационные программы и т.д. Сейчас все это от пользователя уже не требуется: сравните интерфейс rn и фейсбука. Что привело к демократизации системы - но и к известному изменению среды. Утрачен элитный статус - со всеми его плюсами и минусами.

Впрочем, когда-то и читать умели далеко не все...

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Брэд Де Лонг вспоминает старую статью Фрэнсиса Фукуямы о неоконсерваторах. Написана она была больше девяти лет назад, когда ошибочность идеи неоконсерваторов и Буша-младшего о "regime change" в Ираке была уже понятна, но вся катастрофичность последствий этой авантюры (включая ИГИЛ, ядерную программу Ирана и многое другое) еще не осознавалась.

Фукуяма рассматривает происхождение идей неоконсерваторов из наследия "замечательной группы в основном еврейских интеллектуалов, которые в большинстве учились в City College of New York с середины 1930-х до начала 1940-х годов": Ирвинга Кристола, Дэниела Белла, Ирвина Хоу, Натана Глейзера и (позднее) Дэниэла Патрика Мойнихана (о втором поколении неоконсерваторов я имел случай написать вот тут). Они по словам Фукуямы сочетали идеалистическую веру в социальный прогресс с яростным антикоммунизмом. Тот факт, что группа была первоначально троцкистской, добавляет интересные детали к ее мировоззрению.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Есть известный анекдот про студента, процитировавшего на экзамене слова Маркса про религию как опиум для народа - и получившего двойку с напутствием профессора: "Об опиуме для народа говорил Остап Бендер. Маркс назвал религию опиумом народа. Подумайте над разницей и приходите на переэкзаменовку".

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Из интересного эссе Де Лонга узнал о замечательном анекдоте.

Когда в конце 1950-х годов Поль-Анри Спаак был Генеральным Секретарем НАТО, кто-то предложил поставить памятник основателям тогдашних предшественников Евросоюза: Объединению угля и стали и Общему рынку. "Замечательная идея, - сказал Спаак. - Давайте поставим пятнадцатиметровую статую Иосифа Сталина в Брюсселе, чтобы напоминала нам, почему мы все здесь собрались".

Что-то мне кажется, что ни в Киеве, ни в Брюсселе памятника Владимиру Путину тоже не поставят. А жаль.

scholar_vit: (knot)

Чтобы не забыть русский язык, я время от времени перевожу интересные тексты. Текст ниже (via Brad De`Long)) принадлежит сэру Роберту Скудельскому, известному специалисту по истории экономики и политической экономии. Оригинал статьи можно найти тут.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Я несколько раз цитировал тут блог Брэда Де Лонга, профессора экономики из Беркли. Мне нравится его тематика и стиль. Кстати о стиле: мне кажется, что его недавний пост может послужить интересным примером извинения в Интернете. Ниже он в моем переводе.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Брэд Де Лонг цитирует очень интересный и не известный мне ранее блог Ex Urbe. В данной записи его автор, профессиональный историк, рассуждает об исторической правде в исторических фильмах.

Read more... )
scholar_vit: (knot)

Давид Брукс, известный консервативный интеллектуал, автор нашумевшей книги про Бо-Бо, написал очередную колонку в New York Times. В этой колонке он жалуется, в частности, что нынешняя молодежь не читает великих книг прошлого и не очень подкована в гуманитарных предметах.

Эти утверждения изящно иллюстрируются редакционным примечанием к другой недавней статье Брукса, появившимся в Web-версии газеты:

Поправка: 14 июня 2013 года

Предыдущая версия этой колонки неверно указывает библейские тексты, в которых появляются три фигуры: Саул, Давид и Эсфирь. Их истории рассказаны не в Торе, а в других частях еврейской Библии. Колонка также неверно описывает отрывок из I Послания к Коринфянам, который заканчивается словами: "и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное". Эти слова были написаны Павлом, а не сказаны Иисусом.

Via Brad DeLong

scholar_vit: (knot)

Via Брэд ДеЛонг: замечательная статья Та-Нехси Коатса. Автор аккуратно с цитатами в руках показывает, что аргументация, используемая сегодня расистски антииммиграционно настроенными правыми, использовалась и в начале 20-го века. Вот только мишенью были евреи, поляки, итальянцы и т.д. Остальное совпадает почти дословно. Как в российской диссертационной мельнице, где механически заменяют "шоколад" на "мясо", тут можно заменить один народ на другой без ущерба для прочего текста.

Особенно смешно получилось с евреями, которых перевели из унтерменшей в юберменши. Коатс пишет:

Пример Пирсона особенно поучителен. В 1925 году он утверждал, что евреи, иммигрирующие в Британию, угрожают стать "паразитической расой". Следуя той же логике, в колледжах Америки повсеместно ввели процентную норму, ограничившую поступление евреев. Сегодня духовные потомки Пирсона говорят нам, что гены евреев делают их в интеллектуальном смысле лучшими представителями человечества [в оригинале "Today, the descendants of Pearson tell us that Jews are the intellectual cream of the genetic crop"].

Карл Пирсон, о котором идет речь в цитате, кстати, был выдающимся математиком и одним из отцов-основателей современной статистики. Коэффициент корреляции Пирсона, критерий Пирсона и многое другое - это все его. Евгеника и "борьба с низшими расами" были одним из его многочисленных увлечений. Что иллюстрирует тот печальный факт, что можно быть очень большим математиком и не очень большим человеком.

scholar_vit: (Default)

В третьей четверти прошлого столетия Верховный суд США неоднократно утверждал, что американцы обладают рядом прав, которые не указаны в Конституции явно, но следуют из её духа. Это повлияло на решения суда по многим вопросам: от абортов до межрасовых браков. Консервативная реакция на это облекла форму так называемого strict constructionism: узкого толкования конституции, без "выдумывания новых прав". Таким образом в сознании американцев "узкое толкование" обычно ассоциируется с консерваторами. Тем более интересен документ, приведенный в блоге Брэда ДеЛонга. Документ описывает решение Джеймса ДеЛонга, бывшего судьей в Огайо в 1850-х годах (видимо, фамилия судьи привлекла внимание блоггера: заметка носит подзаголовок "Юриспруденция по ДеЛонгу образца 1855 года").

В то время в одних штатах было рабство, в других нет. Рабовладельцам не нравилась идея, что раб может сбежать в "свободный штат", поэтому параграф 3 раздела 2 статьи 4 Конституции (отмененный уже после гражданской войны 13-й поправкой) гласил, что раб, сбежавший из одного штата в другой, должен быть выдан хозяину независимо от законов этого другого штата.

Дело, которое предстояло решить судье ДеЛонгу, было следующее. Некий мистер Грэхем вез двух черных мальчиков: Эноха, десяти лет и Льюиса, девяти лет, из Вирджинии в Кентукки по поручению их хозяев. Подъехав к реке, он обнаружил, что суда не ходят (верятно, из-за ледостава: дело было в декабре). Поэтому Грэхем, не спросив хозяев мальчиков, решил ехать поездом. Поезд шел по территории Огайо, где рабство было запрещено Конституцией штата. Из-за железнодорожной аварии Грэхем сошел с поезда, после чего мальчиков у него отобрали. Грэхем обратился в суд с требованием вернуть собственность согласно указанной выше статье Конституции США.

Судья отметил, что поскольку параграф 3 раздела 2 статьи 4 лишает человека его естественного права быть свободным, он должен истолковываться узко ("The 3d clause of the 2d section of the 4th article of the Constitution of the United States is the only authority for the restraint of a slave by his owner within this State, and being a provision denying a general right, must be strictly construed.") При строгом истолковании речь в параграфе идет о беглых рабах. Так как Энох и Льюис не были беглецами: их привез в штат Огайо агент их хозяев, - этот параграф к ним не относится. Тот факт, что агент действовал без прямого указания хозяев, не меняет дела: "если агент в чем-то нарушил данные иму инструкции, причинив вред хозяину, то это становится спором между ними, не имеющим значения для упомянутого параграфа".

По предложению адвоката от штата судья назначил мальчикам опекуна.

scholar_vit: (knot)

Брэд ДеЛонг пишет об интересном факте, обнаруженном Лаурой Салисбери из Boston University. Салисбери исследовала по документам судьбы вдов северян, оставшихся после Гражданской войны. Некоторые из них получали пенсии. Некоторые нет (кто-то из мужей не был солдатом, кто-то вообще за южан сражался и т.д.). Вопрос: какая вдова раньше выйдет замуж: та, что с пенсией или та, что без?

С одной стороны, вдова с деньгами - более "лакомый кусочек", чем бедная вдова. Поэтому она может найти жениха раньше: мужчины выстраиваются к ней в очередь. С другой стороны, вдова с деньгами может позволить себе выбирать: не идти замуж за первого попавшегося пьянчужку, а подождать более подходящую партию. Какой из двух эффектов сильнее?

Лаура Салисбери говорит, что сильнее второй: вдовы с пенсией выходили замуж в среднем на три года позже, чем вдовы без пенсии.

На мой взгляд, однако, тут могло быть дело не только в свободе, но и в том, что вышедшие замуж вдовы теряли пенсию. ДеЛонг говорит, что это неважно, так как пенсия продолжала идти, но уже детям вдовы. Меня это, однако, не убеждает: не все вдовы имели детей. Кроме того, деньги детей - не то же самое, что свои.

scholar_vit: (Default)

Брэд Де Лонг цитирует зоркого блоггера из Дейли Кос, нашедшего интересное противоречие между словами Ромни и Нетанияху.

Ромни, как кандидату в президенты, нужно подчеркнуть свою квалификацию в области внешней политики. Один из способов, которыми он пользуется - рассказ о своей дружбе с теми или иными зарубежными лидерами. В частности, он несколько раз говорил, что хорошо знает Нетанияху по совместной работе в Bain Capital: "Мы понимаем друг друга с полуслова", "это не просто друг, но старый друг".

Но дело в том, что сам Нетанияху на прямой вопрос, знает ли он Ромни, ответил: "Я, конечно, помню его, но я не думаю, что у нас было достаточно близкое знакомство. Я знал его и я предполагаю, что он знал меня". Что, как хотите, не совсем то же самое, что говорит Ромни. Или, точнее, совсем не то же самое.

Де Лонг и блоггер из Дейли Кос считают, что Ромни просто лжет. Справедливости ради можно предположить ещё два объяснения: (1) лжет не Ромни, а Нетанияху; (2) никто не лжет, просто из-за различия в культурных кодах то, что американец считает близкой дружбой, израильтянин считает шапочным знакомством.

scholar_vit: (Default)

По ссылке у Брэда ДеЛонга прочел очень интересную запись в блоге Майкла Айзена.

Айзен — биолог в Беркли, занимается эволюцией и генетикой. Как-то раз ему понадобилось купить для лаборатории новый экземпляр классической книги по биологии дрозофил: Peter Lawrence, The Making of a Fly. Книга не переиздавалась с 1992 года, и на Амазоне продавалась только независимыми продавцами. Сотрудник Айзена нашел 15 подержанных копий, стоящих от $35.54 и выше, и две новых, стоящих от $1,730,045.91 и выше (плюс $3.99) за пересылку. Такая странная цена — под два миллиона долларов! &mdash сильно удивила и Айзена, и самого Питера Лоуренса, которому Айзен послал снимок экрана. Но ещё более Айзен удивился, когда на следующий день обе цены возросли! Книжка уже стоила под три миллиона долларов!

Айзен стал методически отслеживать цены на эту книгу изо дня в день. И вот что у него получилось. Read more... )

Profile

scholar_vit: (Default)
scholar_vit

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678 910
11 121314151617
18192021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 01:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios