scholar_vit: (Default)
Эта запись для тех, кто хочет мне что-то шепнуть на ухо, но не знает e-mailа. Комментарии скрыты.
scholar_vit: (Default)
Прочел любопытное рассуждение о следствиях из американских законов и конституции.

Президент США может помиловать кого угодно. Это право абсолютно и не подлежит апелляции. Он может помиловать за преступления, по которым не было суда и следствия, см. Форд и Никсон. Однако есть одно интересное обстоятельство.

Согласно Пятой поправке к конституции "никто не может быть принужден свидетельствовать против себя в уголовном деле". Отсюда драматическое "I plead the Fifth" в показаниях свидетелей на слушаниях в Конгрессе: если ответ на вопрос может теоретически раскрыть противозаконные действия свидетеля, то последний имеет право не отвечать. Помилование же освобождает от ответственности за эти действия, и именно поэтому свидетель теряет право на фразу "I plead the Fifth". Так как показания уже не могут привести к уголовному делу, свидетель обязан правдиво и полностью отвечать на вопросы, либо сесть в тюрьму уже за новое преступление: неуважение к суду или Конгрессу.

Возможно, именно поэтому Рейган не стал давать помилований нескольким взводам своих сотрудников.
scholar_vit: (Default)

Мы часто говорим, что Коперник "низвел Землю с центра вселенной к заурядной планете". Howard A Smith (Questioning Copernican Mediocrity, American Scientist, 105, 232--239, 2017) полагает, что дело обстояло как раз наоборот: Коперник стремился Землю возвысить.

С точки зрения античного мира и средневековья центр Вселенной не представлялся таким уж завидным местом. Античные боги и библейский Господь обитали вовсе не в центре. Наоборот, центр — это Тартар, это круги дантовского ада. Смит цитирует Джиованни Пико, итальянского философа 15 века, который писал, что Земля находится "в средоточии экскрементов и грязи нижнего мира" именно в силу своей центральности. Коперник, таким образом, поднял Землю к небесам, вполне в русле гуманизма.

Смит полагает, что привычная нам обратная ассоциация, ассоциация центральности и добра, вызвана ньютоновской механикой. Я не уверен, что это так: автор не приводит аргументов в пользу этого утверждения. Но в том, что положение Земли в центре мира не было почетным во времена Коперника и в античности, автор меня убедил.

Это еще раз доказывает, что многие тексты прошлых эпох мы понимаем плохо: люди имели в виду совсем не то, что мы им приписываем.

scholar_vit: (Default)
В комментариях к предыдущей записи всплыл вот этот фильм, снятый военным ведомством США в 1947 году.


scholar_vit: (Default)
Тут в разговоре о трампистах привели полезную цитату из Сартра о том, почему бесполезно спорить с антисемитами. Вот она в английском переводе:

Never believe that anti-Semites are completely unaware of the absurdity of their replies. They know that their remarks are frivolous, open to challenge. But they are amusing themselves, for it is their adversary who is obliged to use words responsibly, since he believes in words. The anti-Semites have the right to play. They even like to play with discourse for, by giving ridiculous reasons, they discredit the seriousness of their interlocutors. They delight in acting in bad faith, since they seek not to persuade by sound argument but to intimidate and disconcert. If you press them too closely, they will abruptly fall silent, loftily indicating by some phrase that the time for argument is past.
scholar_vit: (Default)
Дешевый USB hub после семи лет работы умер, утащив за собой в мир иной домашний backup server. Диск, на котором был файловая система самого сервера, перестал читаться. Как водится, бекапа именно этого сервера у меня не было.

К счастью, это был Raspberry Pi, и диск, о котором идет речь, на самом деле SD карточка от телефона. Я ее выкинул, нашел в закромах другую, поставил свежий Raspbian и воткнул в гнездо. Пожалуй, решение не бекапить этот сервер было правильным: там был ровно один нестандартный скрипт, копия которого у меня имелась. Настройка с нуля заняла полчаса; вряд ли я быстрее нашел бы бекап и восстановил сервер.

К счастью, с диском, на котором хранились сами бекапы, ничего не случилось. Как и с резервными копиями в шкафу и в банковском сейфе.
scholar_vit: (Default)
Как сказал президент Трамп: "Вам нужна великая ковфефе, а нам нужна великая Россия"
scholar_vit: (Default)
Посмотрел "Дядю Ваню" в вахтанговском театре, приехавшем на гастроли в Торонто (режиссер Римас Туминас). Очень любопытная идея ставить пьесу Чехова не как трагикомедию, а как трагифарс. Хотя Туминас, кажется, понял чеховский принцип так: "Если на сцене в первом акте стоит диван, то на нем в первом же акте будут любить. Если там стоит верстак, то на нем тоже будут любить". Люстра, надо сказать, почему-то в этом качестве не была использована.

Как и ожидалось, прекрасные актеры и вообще очень хорошо сделанный спектакль.

Мне этот спектакль напомнил давнюю дискуссию по поводу американских учебников по физике. Кто-то заметил, что в каждом переиздании учебники становятся все сенсационнее: если когда-то тема расчета столкновений иллюстрировалась столкновением бильярдных шариков, то теперь сталкиваются автомобили: трупы, кровь... Авторы объясняли, что студенты десентивизированы телевидением и Интернетом: теперь нужно громко орать, чтобы тебя услышали. Если у Чехова герои целуются, то сегодня этого мало: теперь нужно их положить на диван и заставить раздвигать ноги. Чтобы убедить, что герои пьянствуют, на сцене появляется огромная колба со шлангами и ядовитого цвета жидкостью. Астров показывает свои чертежи при помощи стимпанковского волшебного фонаря на свечках. И так далее. Фарс потребовался потому, что иначе не достучаться...
scholar_vit: (Default)

Я наконец прочитал книгу Паулина Исмара о рабах-госслужащих в древнегреческих демократиях. Я нашел в ней ответ на вопрос, куда девались дети государственных рабов: судя по всему, они получали гражданство. В текстах сохранились злобные нападки на тех из них, которые пошли в политику: дескать, твоего отца кнутом били, а ты на агоре речи толкаешь. Ответив на этот вопрос, книга ставит другой: непонятно, где и как обучали бухгалтеров, нотариусов, архивариусов и прочих образованных рабов. Видимо, были какие-то специальные школы, но о них мы почти ничего не знаем.

Книга содержит очень интересный взгляд на то, почему госслужащие у греков были рабами. Это происходило не потому, что греки низко ценили технические знания: по мнению автора, это происходило как раз потому, что они ценили их слишком высоко. Греки полагали, что демократия заключается в равном праве каждого гражданина на участие в управлении государством. Поэтому меритократия в современном понимании противоречит демократии. Меритократия заключается в том, что человек, обладающий специальными знаниями и умениями (технэ) претендует на особое право на управление государством (архэ). Осуществление этого права на деле означает оттеснение других граждан от управления. Греки, в отличие от нас, строго разделяли архэ и технэ: первое дано всем в равной мере, а второе нет. Поэтому судей греки назначали жребием, а вот специалиста, который ведал описью государственного имущества, избирали поднятием рук (кстати, голосование это называлось, естественно, хиротонией). И именно поэтому такой специалист был рабом: он должен был быть исключен из гражданского общества. Еще один пример, о котором я уже упоминал: докамастер, специалист по проверке монеты на рынке. Его решение было очень важным: если он признавал монету фальшивой, то она у торговца конфисковалась. С другой стороны, если он объявлял монету подлинной, то все обязаны были ее принимать под страхом конфискации имущества. Решение специалиста было окончательно и не подлежало обжалованию. Докамастер, получается, обладал огромной властью. И именно поэтому он не мог быть гражданином. Его начальник, выбранный по жребию магистрат, мог за плохую работу выпороть докамастера, — но он не мог отменить его решения. Магистрат был членом гражданского общества, а раб — нет. Точно так же в византийском обществе, с его борьбой семейных кланов, важную роль играл евнух, т.е. человек, исключенный из семейных отношений.

В комментариях [personal profile] messala изумляется греческим рабам-полицейским, разгоняющих бичом свободных граждан: в Риме такое было немыслимо. Как видно из сказанного, мысль Исмара состоит в том, что это происходило не потому, что греки ценили свободу меньше римлян. Наоборот, они ценили свободу и достоинство настолько высоко, что не могли позволить никакому человеку выполнять полицейские функции. Но так как эти функции необходимы, то греки их поручили не людям, точнее, тем, кого они не считали людьми. Они могли стерпеть удар бича от раба-"скифа", но не могли стерпеть его от свободного человека.

Христианство с его революционной мыслью о том, что все: и рабы, и свободные, — равны как люди (точнее, что все — рабы Божьи, и в этом равны), сделало такое рассуждение совершенно непонятным. Оно было очевидно для грека, но чуждо для нас.

Впрочем, не совсем. Я не согласен с Исмаром, когда он говорит, что в современном обществе "греческого" отношения к технэ совсем нет. Навскидку можно привести два контрпримера.

Первый — это подбор присяжных в суде. Я как-то рассказывал, как отвели кандидата в присяжные именно потому, что он обладал специальными знаниями в той области, которая рассматривалась на процессе, и мог оказать слишком большое влияние на других присяжных. По этой же причине юридическое образование обычно приводит к освобождению от участия в присяжных. Это именно "греческое" рассуждение: человек владеет технэ, и потому может оттеснить других граждан, носителей архэ.

Второй пример — это традиционная в Америке подчеркнутая аполитичность военных. Военнослужащие в США не могут заниматься публичной политикой под угрозой дисциплинарных мер вплоть до увольнения. Даже руководить Пентагоном человек в форме может только через семь лет после отставки (для генерала Маттиса пришлось принять специальное исключение через Конгресс, так как после его отставки прошло только три года). Это происходит, в частности, потому, что считается, что военные могут оказать слишком большое влияние на политику, и тем оттеснить других граждан.

Впрочем, оба эти примера относятся к англо-американским традициям, так что неудивительно, что француз Исмар их не рассматривает.

scholar_vit: (Default)
Lügenpresse пишет, ссылаясь на сенатора Линдси Грэма, что в Конгрессе сейчас не только хватает голосов, чтобы принять законопроект по усилению санкций против России, но и достаточно, чтобы преодолеть вето Трампа, если у того возникнет желание его наложить.

Похоже, в Конгрессе разделяют мысль Юнны Мориц: что бы там ни было, а Россию — наказать.
scholar_vit: (Default)
Прочел сегодня в комментариях: "Это урок правым, что идти на выборы без поддержки Путина для них опасно".
scholar_vit: (Default)

Захотелось переслушать песни Бориса Бурды. Ткнул в youtube, и выплыло его давнее интервью Ксении Стриж. Посмотрел и понял, что американские передачи меня избаловали: я привык к хорошим ведущим.

Интервью Стриж по жанру близко к тому, что делает Терри Гросс на NPR: интересный человек приглашается на часовой разговор о себе, своем творчестве, своей жизни. Но боже, какая глубокая разница! Терри Гросс аккуратно делает "домашнюю работу": ее продюсеры собирают подробное досье на гостя, и Терри перед передачей его внимательно читает. На самом интервью кажется, что Терри лучше человека знает подробности его биографии, понимает, о чем лучше всего попросить рассказать.

Совершенно очевидно, что Ксения Стриж ничего подобного не делала. Она, как выяснилась, не знала даже, где живет ее гость. Ее вопрос: "Когда вы уехали из Одессы?", - заставил даже не лезущего за словом в карман Бурду на секунду остановиться, после чего Борис ответил: "Сразу после моего шестидесятилетия, пять дней назад. Скоро уеду обратно". Тут уже настал черед удивиться самой Стриж: "Как, вы живете не в Москве?" Еще нелепее прозвучало замечание Ксении: "Но вы же гуманитарий", - на что Бурда объяснил, что вообще-то два десятка лет отработал инженером-теплотехником. И так далее, и тому подобное.

Это на самом деле далеко не безобидная штука. Интервью Гросс интересны, в частности, потому, что она хорошо делает "домашнюю работу". Она знает, о каких вещах стоит расспросить гостя, какие вопросы следует задать. Она разговаривает не с "писателем вообще" или "музыкантом вообще": она всегда говорит с конкретным человеком, который получается у нее самим собой, не похожим на других гостей передачи. Ксения Стриж говорила с абстрактным "одесситом", ни разу не перейдя на разговор именно с Борисом Бурдой. Поэтому ее вопросы были поверхностны и неинтересны. Что на самом деле жаль.

scholar_vit: (Default)
Почитал русскоязычные дискуссии о следователях и специальных прокурорах. На всякий случай привожу пару простых фактов.

В свое время Никсон сказал, что поступок не может быть противозаконным, если его совершает Президент США. На самом деле если он и преувеличивал, то не очень сильно. Президент США должен постараться, чтобы совершить преступление в уголовном смысле этого слова. Вот два примера, к сожалению, не мои.

1. Предположим, президент напишет твит, где сообщит коды запуска ядерных ракет. Преступление ли это? Нет. Президент имеет право решать, что является гостайной, а что нет. Если он решил, что в интересах США рассекретить коды запуска ракет, то так тому и быть.

2. Предположим, что кто-то убил врага президента, а президент его помиловал. Преступление ли это? Нет. Президент может помиловать кого угодно, и никому не должен отдавать отчета в своих действиях.

Именно поэтому High Crimes & Misdemeanors, о которых говорит Конституция, рассматривает не суд, а Конгресс. Это не уголовные правонарушения, определенные в законе. Это то, что Конгресс считает нужным определить как impeacheable offenses.

С другой стороны, аппарат президента — это не президент. Помощник президента может совершить преступление. Он может быть предметом уголовного расследования, а не только расследования конгресса. И должен опасаться не импичмента, а тюрьмы.
scholar_vit: (Default)

Когда Дон Кнут приехал в Чехию, его поразил (и порадовал) любопытный факт: расписание на автобусной остановке было набрано шрифтом Computer Modern самого Кнута. Разумеется потому, что оно было сделано в TeXе.

Чехия остается одной из самых TeXизированных стран мира. Не случайно аспирантом именно университета Масарика в Брно был приехавший из социалистического Вьетнама Хан Тхе Тхань: его магистерская диссертация представляла из себя программу pdftex, а докторская — микротипографические расширения к ней. Сейчас в этом университете в TeXе набирают дипломы, расписания занятий, телефонные справочники и многое другое.

Я не понимал, откуда у чехов такая любовь к TeXу. Но наконец Петр Сойка разъяснил эту сову.

В свое время "Хартия 77" доставила чешским диссидентам компьютеры и принтеры для печатания подрывной литературы. Среди прочего на компьютерах была совсем новая тогда программа TeX. Очень быстро диссиденты обнаружили, что напечатанные в ней листовки, брошюры и журналы выглядят куда красивее, чем в других программах, а значит, и убедительнее. К тому же TeX позволял, в отличие от многих распространенных тогда систем, набирать чешский текст со всеми его восточноевропейскими закорючками. Но главным оказалось даже не это, а то, что поскольку TeX плотно паковал слова в строчки, автоматически делая правильные переносы, подпольным типографам было нужно меньше бумаги. Так TeX стал инструментом самиздата.

Ну а потом произошла "бархатная революция", и бывшие диссиденты стали деканами и ректорами, мэрами и министрами. Но своего верного помощника они не забыли.

scholar_vit: (Default)

Фрэзер рассказывает, что африканские масаи, продав путешественнику молоко, будут очень огорчены, если узнают, что он его вскипятил. Настолько огорчены, что могут и прирезать покупателя. Причина состоит в вере масаев в симпатическую магию: кипячение молока может вызвать воспаление вымени у коров — опасное заболевание, которое способно обречь племя на голодную смерть. На аналогичных представлениях в средневековье основывались манипуляции с холодным оружием, нанесшим рану: чтобы скорее заживало, меч после ранения смазывали бальзамом. А чтобы раненый враг, наоборот, мучился, меч держали над огнем. Фрэзер говорит, что еврейский запрет варить козленка в молоке матери имеет тот же смысл, что и масайские запреты на кипячение молока: речь идет об охране здоровья коз.

Важной чертой работ Фрэзера, которая отличает их от поп-антропологии, является понимание того, что все эти рассуждения — не специальное свойство "диких туземцев" или "примитивных народов". На самом деле они присущи мышлению вполне образованных и "цивилизованных" людей. Всевозможные приметы и обряды восходят к основным принципам симпатической магии.

Хорошая иллюстрация этой мысли — Великий Тресковый Скандал в Массачусетсе, случившийся в конце двадцатых годов двадцатого века. Я узнал о нем из заметки Бенджамина Престона в New York Times.

В 1928 году штат Массачусетс ввел номера для автомобилей нового образца. По мысли авторов, номера должны были прославлять рыболовную промышленность, важную в те времена отрасль в штате. Поэтому на них была нарисована треска, вот так:

Mass license plate

И надо же было случиться, что в этом году улов трески оказался крайне плох. Для массачусетских рыболовов все было ясно: виноваты номерные знаки. Во-первых, изображенная рыбка на треску похожа мало, и вся какая-то худосочная. А во-вторых, на знаке рыба плывет от слова MASS, т.е. знак магически отводит рыбу от Массачусетса. Наколдовывает плохой улов.

Масаи или предки добрых жителей штата, например, из Салема могли бы политиков, утвердивших номерные знаки, и убить. Тем более в суровых условиях Великой Депрессии, когда не до шуток. Но все же мне кажется, что политиков ожидала только политическая смерть. Чтобы избежать ее, они, не пожалев бюджета, срочно ввели новый дизайн знаков. Теперь на номерах большая толстая треска плыла в сторону слова MASS. Номера приманивали рыбу.

Когда мне говорят, что люди в конечном итоге рационально принимают политические и экономические решения, исходя из разумно понятых интересов, я всегда вспоминаю, что верующие евреи уже несколько тысяч лет не могут намазать сливочное масло на кусок хлеба к бифштексу. Ну или как в Массачусетсе переделывали номерные знаки во время Великой Депрессии.

scholar_vit: (Default)

Пишут, что на выходныx в Ирландии продается с аукциона забавный предмет: антикварный фаллоимитатор из слоновой кости. В девятнадцатом веке некий британец убил в Индии слона. Затем он отправился на подавление боксерского восстания в Китае. Не зная, вернется ли он домой живым, британец заказал китайским мастерам фаллоимитатор из бивня своего трофея и послал жене в качестве подарка. Утверждается, что фаллоимитатор сделан очень реалистично — интересно, есть ли в нем, так сказать, портретное сходство с заказчиком. И если да, то как именно заказчик позировал.

Подарок был довольно романтичен: там, где пальцы держат имитатор, вырезано сердечко, а внутри есть специально отделение для пряди волос любящего мужа. Игрушка хранится в роскошной шкатулке, сделанной в Ирландии: предполагается, что шкатулку после заказала жена.

Удивительно нежная для тех времен история.

scholar_vit: (Default)

В современных демократиях выработалось разделение между выборными политиками и профессиональными несменяемыми бюрократами, civil servants, работающими под их началом — ну или не всегда совсем под их началом, что обыгрывалось в знаменитых сериалах "Yes, Minister" и "Yes, Prime Minister". Интересно, что это разделение, как и многие другие черты демократии, появилось еще в древней Греции. В частности, в Афинах профессиональные госслужащие делали очень многое: выполняли полицейские функции, были нотариусами, писцами и архивариусами, проводили выборы, вели государственную бухгалтерию, следили за правильностью мер, весов и денег на рынке. Кстати, в экономическом доминировании Афин и распространенности знаменитой афинской тетрадрахмы по всему миру сыграл роль замечательный институт проверки денег, изобретенный в городе: любой желающий мог принести мешочек монет в государственную контору, и там эксперт бесплатно (или за номинальную плату) удостоверял их подлинность, опечатывая мешочек специальной нотариальной печатью.

Так вот, все эти служащие были государственными рабами, civil servants в прямом смысле этого слова. В London Review of Books рецензия на перевод с французского важной книги об этих рабах (Democracy's Slaves: A Political History of Ancient Greece by Paulin Ismard, translated by Jane Marie Todd. Harvard, 188 pp, £25.95, January, ISBN 978 0 674 66007 6. Review by Peter Green, LRB Vol. 39, No. 8, 20 April 2017, pages 23--24).

На невольничьем рынке покупали смышленых мальчиков (афиняне не хотели допускать династий госслужащих, поэтому новых всегда брали со стороны), обучали и давали соответствующие должности. У этих рабов был довольно высокий статус: им платили зарплату, пенсию, им можно было покупать движимое и недвижимое имущество, хотя они сами оставались имуществом государства. Им гарантировали личную неприкосновенность. Они были ценными специалистами.

С другой стороны, они оставались рабами: за преступления их можно было бичевать, лишить статуса, продать или послать на серебряные рудники. Возможно, этим объясняется один интересный факт. Афинские политики были замешаны в изрядном количестве скандалов. Там хватало коррупции, воровства и даже измены. А вот про аналогичные скандалы среди государственных рабов мы ничего не знаем. Похоже, их не было: рабам было, что терять, а приобрести они не могли ничего.

Я, правда, не понял, что происходило с детьми государственных рабов, если династии были запрещены. Вряд ли их продавали; возможно, они получали свободный или полусвободный статус.

В Риме времен Империи и Византии эти функции выполняли императорские вольноотпущенники и евнухи. А что происходило в Риме времен Республики, я не знаю. Многие функции civil servants там выполняли эдилы и квесторы, но это были политические, выборные должности. К тому же выбирались на них молодые люди в самом начале карьеры, по сути мальчишки. Были ли у них несменяемые профессиональные помощники? Если да, то в каком статусе?

scholar_vit: (Default)

Прошу прощения за вторую подряд запись про то, про что и так все говорят. Дело в том, что я несколько раз встретил в сети (и, увы, в собственной ленте) фразу про "ублюдков из Юнайтед".

Ребята, давайте аккуратнее. Знаете ли вы, сколько зарабатывает посадочный агент Юнайтед? В принципе зарплата агента около $10 в час, но Юнайтед славится низкими заработками своих работников: я слышал про агентов, получающих в этой компании и по $8. Это при минимальной федеральной зарплате в США в $7.25.

Это не бедность. Это нищенство. Человек, который улыбается вам у входа в самолет, разруливает сложные ситуации при посадке, заботится о детях, стариках и инвалидах, — этот человек, скорее всего, чтобы свести концы с концами, подрабатывает после смены мытьем унитазов, да еще за счастье почитает, если такая подработка найдется.

В предыдущей записи я сказал, что компания, скорее всего, не собиралась платить снятым с рейса пассажирам законную компенсацию, иначе она бы предложила сразу деньги, а не ваучеры. Подумав, я осознал, что возможно, дело в другом: может быть, что Юнайтед просто не доверяет своим восьмидолларовым агентам настоящие деньги.

Так что давайте договоримся, что ублюдки — это руководство компании, вроде Оскара Муноша, получившего в 2015 году 6.7 миллионов долларов, а не несчастные агенты, пытающиеся выжить на нищенские заработки.

Ну, и еще одно. Вообще говоря, в сфере услуг сверхэксплуатация работников всегда оборачивается плохим сервисом для клиентов. Ну не может уставший на двух-трех работах, задерганный и думающий, как дотянуть до зарплаты, человек качественно обслуживать. Так что даже если вы не сочувствуете работникам, посочувствуйте себе: это вам хлебать суп, сваренный поваром на минимальной зарплате.

scholar_vit: (Default)

Реакция на историю с доктором Дао, которого вытащили за руки и за ноги с самолета компании Юнайтед, предварительно приложив головой о ручку кресла (пишут, что у него сотрясение мозга, сломан нос и выбиты два зуба), показывает интересные особенности мышления правых и левых.

Насколько я могу судить, большинство правых, по крайней мере, в США, осуждает Дао и объясняет, что старших (по званию) надо слушаться. Некоторые выпады поражают, вроде реплики известного комментатора Росса Дуфата о том, что ему было тяжелее, когда он летел в самолете со своими детьми. Или копание в прошлом Дао, у которого были свои проблемы с законом до того — какое это вообще имеет отношение к эпизоду? Как всегда, забавляют либертарианцы: для некоторых из них свобода Юнайтед везти, кого она хочет, оказывается выше святости контракта с пассажиром. С другой стороны, левые обычно осуждают Юнайтед.

Все это еще раз доказывает, что разница между правыми и левыми (по крайней мере в США) не в приверженности тем или иным экономическим или политическим теориям (Трамп каждый день меняет свои взгляды на экономику или политику, что его сторонников никак не смущает), а в отношении к иерархии. Правые сегодня (несмотря на либертарианскую болтовню о свободе) есть партия "порядка", при котором каждый знает свое место. Любой лозунг правых, от иммиграции до здравоохранения, становится понятен, если приписать к нему: "А чего это они (иммигранты, хронические больные, женщины, черные...) выпендриваются? В старое время сидели бы тихо и не чирикали!"

Кстати, если кого-то интересует мое мнение об этой истории, то вот оно. Во-первых, я согласен с тем, что в самолете слово экипажа — закон. Сказали прыгать, прыгай. Но во-вторых, я полагаю, что закон должны соблюдать все — в том числе и авиакомпания. По правилам FAA, если пассажир добровольно согласился полететь другим рейсом, компания компенсирует его, как они договорятся. Но если его переместили на другой рейс без его согласия, то компания обязана возместить ему деньгами четырехкратную стоимость билета вплоть до $1350. Я полагаю, что компания не собиралась информировать пассажиров об этом или платить. В противном случае, как только Юнайтед поняла, что должна посадить на пассажирские места сменный экипаж, она могла предложить по тысяче долларов добровольцам, и все равно остаться в плюсах. Да, компания пыталась найти добровольцев, предлагая ваучеры на $800 на будущие полеты. Ваучер, однако, штука неудобная. Действует он в течение года, к тому же не на любую дату (самые популярные исключены), ты платишь налоги и сборы — в общем, это сильно на любителя. Если бы я сидел в самолете, и мне предложили ваучер, я бы остался сидеть. Но если бы мне предложили тысячу долларов живыми деньгами, плюс бесплатную гостиницу с обедом, плюс полет завтра — я бы задумался. Наверняка в самолете были люди, у которых не было срочных дел, и которые взяли бы деньги. Компания явно собиралась нарушить правила и не заплатить по $1350. Что ж, пишут, что доктор Дао уже нанял известного адвоката Деметрио, отсудившего своим клиентам в общей сложности миллиард долларов — думаю, что Юнайтед еще не раз пожалеет о своей жадности и глупости.

Profile

scholar_vit: (Default)
scholar_vit

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112 13 14 15
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:26 am
Powered by Dreamwidth Studios